?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня



"Чтиво" это правильнее было бы назвать как раз НЕсезонным - в то время как весна в этом году пришла ровнёхонько по календарю, на страницах книги продолжается зима. И тем не менее...

Аннотация на сайте издательства гласит следующее: "Марта была самой обычной девочкой — но книгами её отца Андрея Дабы зачитывалась вся Республика. За последний год многое изменилось — не стало папы и младшего брата Дина, и вместе с их жизнями как будто закончилась жизнь вообще — и началась война. Мир сразу оделся в белое и чёрное, потерял оттенки: белый снег — чёрная земля, белые «мы» —  чёрные «они»...". Я долго не могла избавиться от сомнений - книга была выглядела многообещающе, "то что я люблю", но кто знает, что скрывается за общими фразами описания? Впрочем, давнее и мимолётное знакомство с поэтическим творчеством автора говорило о том, что плеваться, продираясь через корявый текст только потому, что интересно же узнать, чем кончится, не придётся точно, язык Польгуевой, на мой взгляд, шикарный.

Но всё же, при всей моей любви к слову и умению обращаться с ним, в любой истории для меня первично содержание. И тут предпочтения мои очень однозначны: реальность современности или относительно недавнего прошлого мне куда больше по душе, чем прошлое отдалённое (в котором трудно понять, что - реальность, а что - разгул фантазии историков, а весь антураж выглядит скорее сказочно-карнавальным) или фантастические миры, независимо от их положения во времени и пространстве. Более того, реальную историю я, вероятней всего, предпочту вымышленной, пусть и в реалистичных обстоятельствах.
Но отдельная моя большая любовь - это миры на границе реального и нереального. Как приправленные неким "волшебством" (да-да-да, "Сто лет одиночества", "Дом, в котором...", стихи Даны Сидерос и прочее в таком же духе), так и условные, не значащиеся на карте мира, но совершенно реалистичные, и более того, узнаваемые вполне. Вот и в этой книге - именно такая "нереальная реальность", искусно вписанная в привычную нашу картину мира. И расположение вымышленной Североморской республики более чем очевидно - где-то между Россией и Евросоюзом, и история её - так или иначе типична для всех "бывших советских". И это не безликое "в одной стране, в одном городе...", образ Республики яркий, конкретный, явственно навевающий мысли о Прибалтике (более того, я бы сказала, конкретная страна очень даже угадывается). Очень хочется думать, что сделано это чисто эстетики ради, но даже если и нет, если в образе этом всё же есть какой-то околополитический намёк - то намёк крайне изящный, я бы сказала, виртуозный по своему исполнению.

А от политики, как ни крути, никуда не деться, потому как Республика объята войной, где противостоят не отнюдь не "чёрные" и "белые", а "коренное население" и пусть местные, но всё же русские. И это то, к чему при большом желании можно придраться, сочтя очевидной пропагандой. Тем более, что те несколько человек - однозначные мерзавцы и негодяи, что встречаются на страницах книги, все сплошь коренные, в то время как генерал Третьяков, возглавляющий армию РОСТ - Русских Объединённых Северных Территорий, к концу повествования из военного преступника, плакаты о розыске которого висят по всей Республике ("Поразвешивали по всему городу. На каждом углу, будто поп-звезда или любимый родственник. А что ему, делать нечего, в Город заявляться? Пусть разыскивают на русских территориях, а не здесь!" - думает Марта, в то же время отмечая, что "Не похож этот человек на военного преступника, по приказам которого наш Город уже четвертый месяц в блокаде и обстреливается почти каждый день. Хотя кто знает, как должен выглядеть военный преступник"), превращается в обычного, в общем-то, человеком, живого-настоящего, положительного вполне и временами напоминающего Марте (что приведёт её, пусть и не совсем обычную - всё-таки дочь знаменитого писателя, но всё же просто 13-летнюю школьницу к встрече с Третьяковым, рассказывать даже вкратце - это не то что спойлер, это, по сути, краткий пересказ едва ли не всей книги) погибшего недавно отца.

Вот только в Городе, где живёт Марта, хоть негодяи, хоть наоборот, а кроме коренных, и быть никого не может - русских давно всех выселили (или. всё же, не всех?). Генерал Третьяков же предельно самокритичен (и этим - ох, как же он всё-таки невозможно идеален...впрочем, об этом позже):

"
– Вообще-то нас в школе учили, что преступником человека может назвать только суд. А вас не судили.
– Ох, девочка! Меня-то как раз судят каждый день, каждый час. И ладно бы только журналисты и политики. Мне, как я уже сказал, все равно. Но вот и ты судишь. И твои друзья в Городе. И русские жители Железнодорожного поселка. И матери погибших солдат – своих, чужих…
Надо бы промолчать, уйти, но черт дергает меня за язык:
– А сами себя вы судите?
Генерал смотрит в окно. Долго смотрит, хотя оно занавешено плотными шторами.
– Конечно, сужу. И это самое страшное. Еще и потому, что не имею на это права. И на самокопания права не имею тоже. Война кончится – тогда все можно. А сейчас – нет.
– Значит, военный не может быть добрым человеком – и думать о том, кто живет там, в спящем городе, на который вот-вот упадут его бомбы?
– Не может. И не думать не может.
– Не понимаю.
– Ладно, Марта, прости, не будем.
– Я-то прощу. Потому что, если честно, я вас преступником не считаю. И не из-за того, что суда над вами не было. И не из-за Деда тоже. А другие в Городе – считают. И будут считать…
Генерал не сказал больше ничего"

И вся-то история совсем не о том, как можно бы при большом желании подумать, что коренные "плохие", а русские - "белые и пушистые". А вовсе даже наоборот. О том, что русские мальчишки из пригородного посёлка мало чем отличаются от Мартиных товарищей-одноклассников, и точно так же одинаково смертоносны бомбы и снаряды, которых не жалеют противоборствующие стороны - и которые падают на тех самых мальчишек и девчонок. О том, что и коренные, и русские (местные), и вся Республика - всего лишь разменная монета в играх "большой политики" (в которых, кстати, Россия выглядит ненамного краше прочих Европ-Америк), а потому "не стрелять – это сейчас тоже подвиг".

А ещё о контрольных по математике (ох, как не любит её Марта!), о дружбе и любви, о жажде приключений, желании поскорее повзрослеть (и увы, напиться "настоящего пиратского рома" - не поможет, как бы ни хотелось), первых успехах и первой славе...О том, что катиться с ледяной горки вроде бы уже немного не по возрасту, несолидно - но очень уж хочется. О катке, так некстати оказавшемся на "ничейной земле". Обо всём, что бывает в жизни девочек и мальчиков, даже если вокруг бушует война( кстати, будучи в возрасте Марты, я не раз удивлялась, читая книги о Великой Отечественной и прочих "исторических временах" - вроде бы должно рушиться всё, а дети ходят в школу, беспокоясь о невыученном уроке или внимании красавицы с соседней парты, люди влюбляются, женятся, шьют новые платья). И вот эта вот бурлящая и кипящая юная школьная (и внешкольная) жизнь - она получилась очень живая и настоящая.

Но "проглотив" книгу буквально на одном дыхании, я, по своему обыкновению, возвращалсь к неё вновь и вновь, перечитывая, смакуя понравившиеся отрывки, размышляя о прочитанном...И чем больше было этих размышлений, тем более нереальным, надуманным казался мне финал истории. "Правильный" Третьяков, счастливое возвращение в Город пропавшего без вести Александра - старшего брата Марты...Идеальный городок Мшанск, где не гремят взрывы, не гибнут люди, где русские и коренные, как прежде, живут мирно бок о бок, а в сияющем суперсовременном центре, где регистрируют беженцев, добрая тётушка угощает домашним вишнёвым компотом ("А я беру сюда – зачем мне теперь одной столько. Иногда кого из ваших кормлю и пою, кто понравился"), где на вокзале нежданно-негаданно - школьный дружок Алёшка, покинувший в своё время Город вместе с другими русскими, потерянный, казалось ещё недавно, навсегда, и впереди столько времени наговориться, разузнать всё-всё-всё друг о друге - пока поезд увозит ребят прочь от войны, в далёкую незнакомую Москву.

Не покидает мысль, что так не бывает. Просто не может быть. Таковы законы нашего взрослого мира. Боссе тоскливо мёрзнет на скамейке в тёмном парке и никогда не достигнет страны Дальней, Малыш придумывает проказника-Карлсона, спасаясь от нестерпимого одиночества, Лёнька никогда не найдёт свою Макаку. Чтобы навсегда оказаться в Нарнии, нужно погибнуть в нашем мире...Марта же в лучшем случае контужена или ранена, и вся идеальная картинка - просто причудливый бред; в худшем же...
Впрочем, вполне возможно, взрослые просто не знают об этом мире чего-то такого, что знает каждый сопливый карапуз.

Комментарии

( 3 слов — Сказать )
streletc_art
12 мар, 2017 16:38 (UTC)
*при всей моей любви к слову и умению обращаться с ним, в любой истории для меня первично содержание.
- А бывает плохое содержание при хорошем владении словом?
Сижу думаю о взаимосвязи... ))

Очень хороший обзор, спасибо ))
bombyx_mori_way
12 мар, 2017 17:56 (UTC)
А это большей частью и не о качестве. Это о личном восприятии, собственных моих предпочтениях, насколько данная конкретная история будет мне интересна и привлекательна.
streletc_art
14 мар, 2017 17:23 (UTC)
Ааа, вон как... ясно.
Но я всё равно думаю, потому что я часто об этом думаю: бывает так или нет ))
( 3 слов — Сказать )

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
Мы на Facebook
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"






Яндекс.Метрика





Метки

Календарь

Октябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

На странице

Разработано LiveJournal.com