?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня

Поздравляю всех с переходом ко второму раунду, приветствую всех новоприбывших.
Продолжим, пожалуй, озадачивать вас картинками.
Итак, задание этого раунда:



Интересных мыслей вам!

Напоминаю:
Объем - от 3 000 знаков с пробелами, это не распространяется на стихи.
Дедлайн - 02.06.17 8.00 (начало следующего раунда), после этого срока работы принимаются, но баллов за них не будет.
Размещать работы можно в комментариях к этой записи.
Полную версию правил флешмоба можно прочитать здесь.

Комментарии

( 40 слов — Сказать )
jarvize
31 май, 2017 14:28 (UTC)
На улице небольшого городка стояли двое. Их руки переплетены, их взгляды устремлены ввысь, к звездному небу. А небо отвечало им огненными росчерками, возникающими то тут то там.
-Знаешь, Оль,- говорит парень,- вселенная - она живая. Представь себе, она дышит. Прямо сейчас весь мир делает гигантский вдох, длительностью десятки миллиардов лет. Звезды на фоне этого лишь искры, возникшие от того, что кто-то погладил эту вселенскую кошку. А реликтовое излучение - это вселенское мурчание.
Петр замолчал, пораженный глубиной придуманной аналогии. Тем неожиданней был ответ Ольги:
-Петь, ты умный парень, но иногда лучше перестать думать. Просто любуйся. Красиво же!
-Я и любуюсь.- Петр обиженно засопел.
-Ты любуешься своими мыслями, и не видишь за ними неба.
Недоверчиво хмыкнув, Петр вновь взглянул на звезды. Но в голову бесконечным потоком лились мысли - Петр думал о невообразимой энергии, заключенной в звёздах. Об их негасимом жаре. Его мысли полнились диссонансом от осознания того, что такая огромная Земля - всего лишь песчинка на фоне галактики, а галактика ничтожна по сравнению с наблюдаемой вселенной. Но люди столь слепы, что своя планета кажется им большой, а гигантские звезды и даже галактики - крошечными. Фантасты пишут о вторжениях инопланетян. Но, черт возьми, невозможно представить, что в этой вселенной может не хватить места на всех.
Петр опустил взгляд на подругу. Ольга с мечтательной улыбкой смотрела на мигающие огоньки. Глядя на нее, Петр чувствовал мягкость ее кожи, легкое напряжение губ, вечная грустинка в изгибе тонкой шеи.. а колышущиеся на ветру волосы будто бы щекотали его сердце.
Будто почувствовав внимание, Ольга взглянула на Петра, и её улыбка стала ещё ярче.
-А на меня ты можешь просто смотреть. Или ты и меня анализируешь, раскладываешь на атомы и сравниваешь с чем-нибудь?
Петр тоже улыбнулся:
-О нет, ты несравненна!
-Вот так же смотри и на звезды.
И они снова уставились в небо. Петр попытался почувствовать небо, но тщетно. Он видел цветные огоньки на фоне черноты.
-Я пытаюсь, но все равно не понимаю.
-Не пытайся, просто смотри.- Ольга положила руки на плечи юноши и тихо зашептала - мягко, но монотонно - в ухо,- смотри, небо прекрасно, звезды такие яркие..
“Как…” - разум попытался подобрать сравнение, но был прерван следующей фразой:
-Чернота непроглядная, а вон метеор.- девушка говорила все тише.
Петр не заметил когда она замолчала. Теперь ему шептали звезды. Теперь он не знал, что небо дышит, зато чувствовал пульсирующую черноту. Он видел, что звезды не мерцают - это мрак вокруг них становится то прозрачнее, то гуще, и тогда набрасывается на крохотные огоньки в бессильной попытке задушить. И видел то, для чего у него не было слов. Небо и правда оказалось бесконечным. Но теперь это были не сухие слова, а переливающаяся всеми оттенками восторга волна, которая грозит вот-вот смыть, растворить в себе саму суть неосторожного наблюдателя.
Спустя месяц Петр уехал учиться в другой город, поступил в престижный университет, потом и вовсе увлекся путешествиями так, что на старых знакомых не было ни времени, ни сил. Ольга исчезла из его жизни, но подаренное ею небо осталось с Петром навсегда.
iskra11
31 май, 2017 19:21 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 4 балла – за первый комментарий
iskra11
31 май, 2017 19:26 (UTC)
Первый комментарий - значит тебе выкладывать задание. Послезавтра в 8:00 (можно сделать отложенный пост).
vysochina_lera
1 июн, 2017 04:20 (UTC)
Интересно и атмосферно!
iskra11
31 май, 2017 19:12 (UTC)
В лаборатории. Комментарий второй.
- Позвать ко мне этих чертовых умников! - рявкнул большой начальник тоном, который обычно бывает у больших начальников, когда они начинают подозревать, что окружающие держат их за дураков.
И умников позвали. Два молодых парня встали перед ним с откровенно скучающим видом, один совсем еще мальчишка, вчерашний выпускник, с такими и говорить бесполезно. С ними женщина, руководитель. Взгляд из-за очков откровенно насмешливый.
"Вот крысы! - подумал начальник наполовину зло, наполовину восхищенно, - Приемка подписана, разработка отгружена в срок - не прикопаешься!"
- Что это такое? - начальник замахал у них перед носом толстенной стопкой, на то он и начальник чтобы суметь найти повод для обвинений даже на пустом месте.
Честно говоря, стопку он распечатал специально ради внушительности, файлы на экране не производят такого эффекта. В стопке были отчеты испытателей и ученых о первых опытах взаимодействия с разработкой. Совершенно безумные отчеты. Все попытки установить хотя бы базовые характеристики подопытного объекта провалились. Любые измерения и наблюдения давали на выходе противоречивую невоспроизводимую чушь.
- Не знаю, что это, хотя догадываюсь. Зато прекрасно осведомлена обо всем, что написано тут, - она молниеносным жестом вытащила из портфеля другую увесистую стопку листов.
По мелькнувшему заголовку начальник догадался, что это был даже не акт о приемке, а изначальное техническое задание. На ста восьмидесяти листах с приложениями, как и полагается в уважающем себя НИИ. "Говорил мне Василий Лионидович, когда я еще лаборантом у него ходил, не доверяй подрядчикам! Умный был мужик, - мысленно взгрустнул начальник, - Жаль спятил совсем на старости лет."
- Поймите и меня. Как я отчитаюсь перед начальством? Что покажу прессе? - большой начальник, если он хочет долго оставаться на своем теплом местечке должен уметь менять тактику на ходу, - Это же черте что. Послушайте. Вот один из ученых утверждает, что в испытательном зале у нас висит, цитирую, макет вселенной, вмещающий в себя вселенную и все мультивселенные, закольцованный благодаря искривлению пространства и дальше в том же духе. При воздействии на него электромагнитным излучением порождался ответный сигнал, черт, ничего не понимаю в этой ахинее.
- Лучше я зачитаю показания одного из наших инженеров обслуживающего отдела, - продолжил начальник уже гораздо менее спокойным тоном, - Он уверял, что посреди пустоты в воздухе висит дверь, зеленая, он подчеркнул этот факт трижды. Причем, утверждал, что знает, что ожидает его по ту сторону двери и настаивал, что обязан пройти через нее. Внутри, как он говорил, ждут его три жгучие... Так эту часть пропустим. Пришлось изолировать беднягу, все рвется обратно в испытательный зал. Вот вы мне можете вообще сказать, было бы это безопасно для него пройти через эту "дверь"?
Женщина пожала плечами, в глазах у нее мелькнуло сочувствие, самая малость, и тут же пропало.
- Не могу сказать. Что там у нас было в договоре по поводу интерпретации и инструкции по эксплуатации модели? - она сделала вид, что роется в документе.
Начальник поморщился. Он прекрасно помнил, что именно там было по этим пунктам. Чертово ничего. Совсем. Его юристы перерыли договор с лупами.
- Поищи на букву "И", - сострил один из мальчишек за ее спиной.
- Вы же понимаете, что мы подразумевали эти пункты, просто решили не загромождать договор излишними формальностями.
Женщина выразительно посмотрела на стопку в своих руках. Он не очень надеялся на такой элементарный прием, но это была последняя возможность. Умники переминались с ноги на ногу и бросали косые взгляды на свою начальницу. "Да ведь эти сопляки презирают не только меня, но даже и ее", - неожиданно с тоской понял человек, который сам всегда свысока смотрел на высоколобых гиков.
iskra11
31 май, 2017 19:13 (UTC)
В лаборатории. Продолжение
- Вы то сами понимаете, что у вас получилось? - увидев, что женщина опять полезла в документ, он раздраженно рявкнул, - Да к черту бумаги! Сам знаю, что это концентрированное чудо локализованное в пространстве и времени и еще куча каких-то умных слов в дополнение. Но про суть то вы сами хоть что-нибудь знаете? Они хоть вам что-то объяснили?
Он понял, что удар попал в цель. Женщина криво усмехнулась, на лице появилось неуверенное детское выражение. Успех следовало закрепить.
- Вот послушайте: "там на небе весит звездная кошка". Это я цитирую дочь одного из сотрудников, которую мы в качестве эксперимента, со всеми предосторожностями, разумеется, пустили в комнату. Кто такая звездная кошка, она объяснить не сумела.
Она мотнула головой и опустив глаза стала пятиться к выходу. Большой начальник понял, что рыбка сорвалась. Неожиданно голос подал младший из умников, который до того стоял с самой кислой миной.
- Об этом лучше спросите ее родителей.
- Что? - женщина, кажется, тоже не ожидала такого поворота.
- Ребенок, это умно придумано, - смущенно пояснил он ей, как будто оправдываясь за то, что не может противиться признанию элегантного решения, - Чем примитивнее разум, тем проще интерпретация. Это интересно. А может не только проще.
Второй парень тоже мигом отбросил скучающий вид, весь подобрался, поправил очки. Люди в комнате попарно переглянулись: ребята понимающими, а женщина и начальник растерянными взглядами.
- Есть вероятность, это только гипотеза, - с горящими глазами начал младший, - что интерпретация не становится примитивнее, ее просто становится меньше.
Он сказал что хотел и замолчал, а старший видя недоумение на лицах со вздохом пустился в объяснения.
- Интерпретация это по сути искажение воспринимаемой действительности ради выявления поддающихся осмыслению шаблонов. Разум рисует образы откликаясь на аморфную реальность чуда. Совсем грубо говоря, если мы правы, то оно больше похоже на звездную кошку, чем на макет вселенной.
- И что это дает? - у начальника впервые за последние беспросветные недели впереди забрезжила надежда.
- Само по себе ничего, - пожал плечами парень, - Но если бы мы нашли предел. Например человека почти без опыта, чтобы ему нечем было замещать реальность, он смог бы увидеть чудо как оно есть.
- И описать нам, - радостно подхватил начальник.
- Нет. Если он не умеет интерпретировать, то не умеет и описывать. Такой человек не может говорить, не поймет нашего вопроса, он вообще не сможет осознать то, что увидит.
- Тогда на кой черт он нам?!
- Зато он увидит истину.
vysochina_lera
1 июн, 2017 04:23 (UTC)
Re: В лаборатории. Продолжение
"Зато он увидит истину," - отлично сказано!
Юлия Попова
3 июн, 2017 08:15 (UTC)
Впечатляет! Рассказ похож на извивающийся лабиринт, за каждым диалогом открывается новый поворот и читатель затягивается в историю! И последняя фраза- огонь!
iskra11
31 май, 2017 19:21 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 3 балла – за второй комментарий
blue_vowel
1 июн, 2017 07:53 (UTC)
«Давным-давно в лесу, куда еще не ступала человека, жило на свете кошачье племя Млечного пути. Они жили в мире друг с другом, находя себе пропитание в лесу и не выходя за его пределы. Говорят, что эти кошки рождались на небе и по ночам всходили туда по млечному пути и были способны исполнять желания тех, кто придет с миром. И вот однажды один недобрый человек решил найти кошачье племя, чтобы исполнить свое желание. Он ворвался в непроходимый лес с факелом и топором, и прокладывал себе дорогу, круша все на своем пути. Наконец, он нашел кошку с новорожденными котятами. Она до последнего защищала своих детенышей, но это недобрый человек забрал ее от них, потребовав исполнения желаний. Он утащил ее далеко в лес, туда, где начиналось небо, но кошка не стала исполнять желание этого человека. Тогда он в исступлении убил ее и закопал глубоко в земле. И с этих пор котята Млечного пути стали рождаться на земле без возможности воссоединиться со своими родителями. И теперь раз в десять лет кошка забирает одного человеческого ребенка взамен своих котят".
Макс зевнул и захлопнул книгу. Сегодня ему было откровенно скучно. Он уже сделал все, что мог сделать и позвонил всем, кому мог позвонить. Не зная, чем занять остаток дня, он взял в руки пульт от телевизора, нажал на кнопку и начал быстро переключать каналы в поисках чего-нибудь интересного. Не увидев ничего особенного, он уже собирался выключить телевизор, как взгляд его задержался на региональных новостях. Сообщали, что несколько дней назад в городе пропал пятилетний мальчик. Все отряды были брошены на поиски ребенка, волонтеры прочесывали лес, водолазы искали в озере.
Когда новости закончились, Макс с сочувствием подумал о родителях ребенка, но тут за дверью раздался отчаянный писк. Макс вышел на лестницу и увидел небольшую картонную коробку, откуда раздавалось шуршание. В коробке оказались три крупных новорожденных черных котенка, каждый с маленьким белым пятном на спинке. Они были еще слепые и жались друг к другу, чтобы согреться. Макс схватил коробку, вернулся обратно в квартиру и быстро начал искать в интернете телефон ближайшей ветеринарной клиники. Договорившись о приеме, он пулей вылетел на улицу и помчался в клинику. Но то, что он увидел на пути туда, заставило его резко остановиться.
На крыше дома, на карнизе стояла маленькая фигурка.
«О боже, это ребенок! Ребенок на крыше!»
Он как был, с коробкой в руках, бросился к дому, на ходу набирая телефон экстренной службы. Оставив коробку с котятами у лифта, он поднялся на последний этаж и выбрался на крышу.
На самом краю стоял тот самый пропавший мальчик и протягивал руки к небу. Был уже вечер, на небе зажигались звезды, но Макс готов был поклясться, что по серебристой дорожке по небу спускалась черная кошка. Она уже почти спустилась к малышу, но увидев Макса, ощерилась и зашипела. Подул сильный ветер, мальчик покачнулся на карнизе. Глаза кошки запылали ярким огнем, она снова зашипела, присела и приготовилась к прыжку. И тут Макс все понял. Он бросился обратно в подъезд и сломя голову побежал по лестнице вниз. Коробка с котятами была на месте. Он схватил ее, и настолько быстро, насколько это было возможно, побежал обратно. Он снова вылез на крышу и, держа коробку на вытянутых руках, закричал:
«Вот твои дети! Забери их! Отдай нам наших детей!»
Кошка, которая стала гигантской, бросилась к Максу. Он осторожно поставил коробку на крышу, поднял руки вверх, как-будто сдаваясь, и стал отступать назад. Животное вытащило из коробки одного котенка и как-будто растворилось в ночи. Наступила темнота, только одна белая точка подрагивала в воздухе и как-будто поднималась все выше и выше к небу. Так повторилось три раза. После того, как коробка опустела, настала тишина. Макс бросился к мальчику, который стоял на карнизе, оставаясь безучастным ко всему, что происходило, и схватил его на руки. Такими их и нашла спасательная служба. Макс, стоящий с ребенком на руках, пристально вглядывался в ночное небо, а малыш показывал пальцем вверх и улыбался.
И один из спасателей готов был поклясться, что подойдя к краю крыши, он увидел на небе громадную кошку, кормящую своих котят.

Edited at 2017-06-01 08:19 (UTC)
iskra11
1 июн, 2017 19:08 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 2 балла – за третий комментарий
orlova_write
1 июн, 2017 10:29 (UTC)
Порой я думаю, зачем живу?
Зачем родилась я на свет?
Порой мне кажется, вот я уйду, и все изменится... А нет!
Легко смириться и принять всю безысходность мысли,
Но интереснее познать, в чем смысл твоей жизни.
Я родилась искать любовь, я встретила тебя!
И вот мы за руку вдвоем проходим не спеша.
И тот извилистый обрыв, и бурный водопад,
И травы пьяные в росе, и тихий звездопад.
Две половинки одного. А разве так бывает?
Ведь в одиночестве придя, уйти придется тихо...
Но только жизнь прожить не зря велит духовность мира.
Разбиты навсегда сердца и только звезды в небе ждут тот миг, когда он и она соединятся вместе вдруг.
И пусть не сразу, пусть порой, тот путь и долог очень,
Но сердце встретившись с тобой уже грустить не сможет.
Кричит “люблю” оно всему, что видит пред собою.
И счастью нет тому преграды и покоя.
Рука в руке идем с тобой теперь по жизни рядом.
И пенье птиц и шелест звезд лишь нам одним подвластен.
Не отпускай меня, прошу, ты мой, я это знаю.
Еще люблю, еще дышу и жизнь в себя вбираю.

Порой я думаю, зачем мне суждено было родиться?
Так вот ответ-иного нет, чтобы в тебя влюбиться!
iskra11
1 июн, 2017 19:08 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 1 балл
Геннадий Некромансер
1 июн, 2017 14:05 (UTC)
Седеющий мужчина стоял у окна, устремив взгляд внимательных и грустных глаз в ночное небо, где плавал, нависая пушистой громадой над сонным городом, звездолет. Уютная обстановка частного дома контрастировала с этим высоким человеком с резкими чертами лица, в строгой одежде, с его острым и внимательным взглядом, и особенно с выражением его лица, где смешались тревога и холодная, упрямая решимость. Теплые тона обоев и драпировок, разбросанные там и сям подушки и потрескивающий камин относились скорее ко второму человеку в комнате, к женщине, которая будто бы сливалась с этим окружением, становясь его неотъемлемой частью, чему немало способствовали мягкий домашний халат и пушистые тапочки. Непослушная прядь светлых волос то и дело падала на лицо, и она привычным движением убирала ее за ухо. На коленях лежала отложенная только что книга, заложенная пальцем вместо закладки. Они выглядели очень разными, этот строгий мужчина с военной выправкой и эта тепло-домашняя женщина, но одинаковое выражение тревоги в умных и внимательных глазах делало их неожиданно похожими, заставляло чувствовать между ними глубокое родство душ. Его напряженный взгляд был направлен за окно, ее — на него.

- И что нам теперь делать? Что мы вообще можем сделать? - мужчина первым нарушил молчание, говоря как бы себе под нос, но зная, что будет услышан.
- Крис... - протянула она с теплотой и сочувствием.
- Это выглядит таким неправильным, нереальным. Ну кто бы мог подумать, что все выйдет именно так? Как заблуждались все фантасты, описывая возможные варианты такого события.
- Крис, ну ведь ничего страшного же не происходит, правда? Все устаканится.

Сделав усилие над собой, мужчина отвернулся от окна и посмотрел на жену, но по напряженной спине и плечам было видно, что он кожей ощущает присутствие небесного корабля на прежнем месте.

- Милая, я ведь не зря упомянул фантастов с их несбывшимися прогнозами. Мне кажется, что они все были чересчур оптимистичными.
- Брось! Ты слишком драматизируешь. Если уж ты говоришь о фантастах, то они через одного писали о возможных конфликтах и войнах. По крайней мере от этих ужасов мы избавлены.
- Возможно было бы лучше, если бы случилась война, тогда я знал бы, что с этим делать.

В наступившей на минуту тишине, нарушаемой лишь потрескиванием дров в камине и тиканьем настенных часов, каждый думал о чем-то своем. Через минуту мужчина стряхнул с себя оцепенение, и будто разом ушла его решимость и стойкость, поникли плечи, и он сел на краешек соседнего кресла, уперев локти в колени и повесив голову.

- Я так не могу, понимаешь? Не могу. Мы в одночасье потеряем что-то очень важное, что делает нас — нами. Кем мы будем там? - кивком головы он указал в сторону ночного неба за окном.
- Мы будем путешественниками. Мы увидим то, чего никогда еще не видели люди и сможем прожить интересные и полные жизни вдали от Земли. Все не так уж плохо, - успокаивала она его - Ты слишком цепляешься за свою гордость и не видишь ничего кроме ее потери. Но не гордостью единой же?..
- Мы будем питомцами, Мириам. Никто не будет принимать нас всерьез, это даже хуже рабства. Хуже войны. Мы станем разобщены и потеряем то, что делает нас единым целым — людьми, - слова мужчины звучали глухо, он не поднимал головы.

Женщина с коротким вздохом поднялась, положила книгу на столик, присела на подлокотник кресла, где сидел муж и обняла его.

- Но они любят нас, беззаветно и искренне. А что до разобщенности, вспомни цыган или евреев, как-то же смогли они сохранить единство не смотря ни на что, - ее ладонь ерошила короткие волосы, голос был мягким и теплым, - Переживем и мы как-нибудь. К тому же не обезлюдеет Земля, уйдут лишь те, кто сам захочет.
- Но ведь это... Это же неправильно! Мы — люди, и не должны быть домашними животными у разумных кошек, даже если у них есть космические корабли и мы по необъяснимому закону Вселенной испытываем друг к другу непроизвольную симпатию, - мужчина повернулся и посмотрел на нее беспомощным взглядом.
- А если бы это у нас были космические корабли и мы прилетели бы к ним, что бы ты думал тогда?
- А ведь и правда... Все моя глупая гордость, милая. И я слишком много думаю, - Крис ненадолго задумался, потом просветлел лицом, - Хочешь отправиться со мной к неизведанным звездам?
Геннадий Некромансер
1 июн, 2017 14:05 (UTC)
***

Пушистый звездолет с тихим урчанием отправлялся к новым горизонтам, помаргивая габаритными огнями, напоминающими два желтых глаза.
На этой планете живут удивительные существа, к которым нельзя оставаться равнодушными. Это какое-то очень глубокое чувство симпатии и приязни, хочется мурчать. Мы будем ценить их как есть, своевольных и свободолюбивых, выполнять их прихоти и обеспечивать уютом.
Лишь бы они были с нами.

Edited at 2017-06-01 14:06 (UTC)
iskra11
1 июн, 2017 18:00 (UTC)
Здорово) Даже когда основная "фишка" становится понятна, читать все равно интересно, и концовка хорошая
arico_samaa
5 июн, 2017 07:17 (UTC)
Только добралась до почитать))

Какая прелесть)) спасибо!
iskra11
1 июн, 2017 19:08 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 1 балл
vysochina_lera
1 июн, 2017 15:54 (UTC)
Сказители
Сквозь дождь дворец виднелся темной громадой с радужными ореолами огней. Энон тряхнул головой, сбрасывая влагу с капюшона, перехватил лютню, завернутую в непромокаемую ткань. Я поспешил за ним.
- Ты помнишь план? - прошептал я.
Дождь почти заглушал звуки моего голоса, но все же…
Энон дернул плечом.
«Ты слишком много беспокоишься, Сурья,» - вот что означал этот жест. Я вздохнул. Иногда мне хотелось хотя бы в половину верить в успех нашей авантюры, как верил Энон. Но так уж сложилось у нас: Энон во всем был уверен, а я - сомневался.
Мы поднялись по каменным, широким ступеням - говорили, при свете дня белые их камни сияли, как звезды. Ночь и дождь скрыли все великолепие.
Энон поклонился стражникам, и я последовал его примеру.
- Дозволите ли вы двум скромным бардам пройти в сей роскошный чертог, о доблестные стражи?
Судя по голосу, Энон улыбнулся - и стражи, конечно, сразу же пропустили нас. Никто не мог отказать Энону, когда он улыбался.
Мы прошли под светлые своды дворца Владыки Востока. Блеск золота, драгоценных камней и сияние свечей ослепили меня; конечно, нам довелось выступать при разных дворах: мы были и на свадьбе принцессы Аустерградской, и на коронации короля Девана, и на пиру по случаю победы Трех Союзников над кочевниками - но никогда еще не встречали мы роскошь, настолько выставленную напоказ. Во дворце короля Девана было много золота - вставки на стенах в покоях, золоченные подсвечники и вазы - но все оно было прикрыто дорогими тканями и не бросалось в глаза. Здесь роскошь слепила, ошеломляла, ставила на колени и била по глазам.
Энон толкнул меня локтем и я оторвал взгляд от сводчатого потолка, изукрашенного мозаикой.
Вдвоем мы зашагали по длинному коридору, ведшему в святая святых дворца - в тронный зал. Шум бала становился все громче. Ступая по красному ковру, я спиной чувствовал взгляды стражников, стоявших через каждый двадцать шагов коридора. Мой план все больше казался мне безумием.
Увлеченный своими мыслями, я не слышал, как Энон попросил глашатая объявить нас, и очнулся только когда прозвучало мое имя.
Вдвоем с Эноном мы шагнули в зал. Смеялись женщины в пестрых нарядах и платьях, кружились в танце пары, неспешно вели разговоры мужчины в костюмах разных стран… но внимание мое привлек лишь один человек. Черная фигура на троне. Мужчина средних лет, опершийся на подлокотник и взглядом скользящий по залу. Ему было скучно, очевидно. Но стоило ему мельком взглянуть на меня - и по спине пробежала дрожь. Глаза, янтарные как у сокола. Глаза хищника, скучающе развалившегося в теньке - но только до тех пор, пока ему не захотелось напасть. Слухи не лгали. Он был истинным Владыкой - и подтверждением тому были двое львов, лежавших у подножия его трона. Черный, как ночь - и алый, как огонь.
Владыка хлопнул в ладоши.
Тишина.
Черный лев зевнул - и клацнул когтями по мраморному полу.
Все лица обратились к Владыке. Все взгляды ловили мельчайшие изменения в его лице - ведь он был Владыкой и от одного слова его зависели судьбы собравшихся здесь. В том числе и нашли.
Владыка взглянул на нас. Его глаза были глазами сокола, видящим свою добычу.
- Я слышал, вы известные барды.
- О да, величайший среди Владык, - Энон глубоко поклонился.
Я исполнил придворный поклон не так ловко - в конце концов, не меня учили всем этим реверансам с колыбели - но тоже вполне пристойно.
- Я желаю историю, - Владыка дернул бровью. - Песню. На ваш выбор - ту, которая подходит этой ночи и достойна моего дворца.
Мы с Эноном переглянулись. Я отступил назад и снял шнурок с моей шеи. Черный длинный сверток сам скользнул в руки; бережно я снял футляр и вынул мою красавицу и верную подругу. Айлэ вэстэлин, Поющая в Ночи. Моя флейта. Я залюбовался переливами света на деревянных боках и в который раз вспомнил ту, что ее подарила. Ее глаза цвета грозового неба все еще стояли перед моим взором, когда я поднес флейту к губам.
Плечи Энона расслабились. Пора.
Первые звуки волной пробежали по залу. Перешептывания прекратились, все замерли. Владыка откинулся на своем кресле, скрестив руки под подбородком, и глядя на нас. Я поймал взгляд его прищуренных глаз и улыбнулся краешками губ.
Вас ждет необычная история, Владыка…
Волшебная история.
Настоящая.
Ведь лучшая история - та, которую пережил ты сам…
vysochina_lera
1 июн, 2017 16:42 (UTC)
Сказители - продолжение
Энон запел. Звонкий голос его раскатился под сводами древнего зала, коснулся души каждого из людей, стоявших здесь. Он пел о двух братьях, что однажды покинули свой дом. Они не были похожи. Младший - рассудительный и осторожный, очень умный и спокойный. Старший - порывистый и храбрый, всегда готовый действовать. Они были - как день и ночь - но они искренне заботились друг о друге. Конечно, они были воинами - не бардами, как мы. И уж тем более не правителями…
Полуприкрыв глаза, я рисовал в воображении картинки - и они возникали перед зрителями.
Братья, с мечами на поясах, уходят из родного дома - седые родители машут им вслед.
Братья идут сквозь метель по зимней дороге.
Братьев встречает на пороге замка синеглазая колдунья…
Моего дара не хватило бы даже на то, чтобы зажечь фитиль свечи - зато иллюзии выходили у меня как живые. Энон смеялся, что это все потому, что в душе я мечтатель, хотя и прячу это за маской цинника.
Я бросил быстрый взгляд на Владыку - пальцы его лениво поглаживали подбородок, но взгляд был напряженным. Вам не нравится история, Владыка? Отчего же, если певец прекрасно поет? Может быть потому, что вы все-таки помните своего брата?..
Энон запел о прекрасной девушке, дочери злого царя, которая запала в сердце старшего брата. И о том, как братья решили вызволить ее из отцовской неволи…
Будет ли у этой сказки счастливый конец? Сейчас это зависело от воли человека на троне, окруженном двумя львами.
Энон пел о том, как братья обратились к королю котов, мудрейшему из всего кошачьего народа. Долог был их путь в королевство, где он обитал, и множество опасностей встретили они на своем пути - но они все-таки нашли его.
И мудрый кот согласился помочь им. В обмен на рассказ о приключениях он поведал им древний секрет: как поймать волшебную птицу, чье оперение сияет ярче полудня.
И братья вновь отправились в путь. На берегу далекого моря, куда раз в год прилетает чудесная птица, поджидали они ее. Благодаря совету кота, они поймали ее. И отвезли в подарок злому царю.
И царь на радостях повелел играть свадьбу своей дочери. Она вышла замуж за страшего брата, и они были счастливы во веки веков. Младший же женился на синеглазой колдунье, чей образ все время манил его в странствиях. Король же взял в жены птицу, превратившуюся в прекрасную девушку. Красота королевы смягчила его жестокое сердце, и в королевстве настали мир и гармония..
Последние отзвуки музыки угасли под потолком.
Видение цветущего королевства с белокаменными дворцами угасло.
Люди зашевелились, перешептываясь. «Какая трогательная история,» - всхлипнула одна из дам, вытирая глаза кружевным платочком.
Владыка хлопнул в ладоши.
Все замолчали.
Я кожей чувствовал взгляды придворных - восхищенные, завистливые, сочувственные… Я сжал влажные ладони в кулаки. Это, несомненно, не ускользнуло от взгляда Владыки.
- Что ж, вы доставили мне удовольствие, - голос его разнесся по залу. - В награду и в память о моем брате, я исполню одно ваше желание - в пределах разумного, конечного.
Эннон поклонился.
- Петь вам - честь для нас, Владыка.
Человек на троне дернул кистью. Наверняка ему за десять лет правления надоели такие расшаркивания…
Эннон выпрямился. Удар сердца. Другой. Я сжал кулак так, что ногти впились в ладонь: «Что же ты медлишь?»
vysochina_lera
1 июн, 2017 16:44 (UTC)
Сказители - конец
- Я прошу вас, Владыка, дать нам в дар серебряное кольцо с черным камнем - то, что когда-то принадлежало чародею Райдону.
Сердце мое оборвалось и ухнуло вниз. Мне хотелось потрясти Энона за шкирку: «Что же ты делаешь?!»
Энон обернулся и взглянул на меня. В его взгляде я прочитал «То, что должно».
Мне захотелось провалиться под землю, а еще лучше - выволочь Энона за дверь до того, как он озвучил желание, - и там хорошенько поговорить с ним. Я бросил взгляд на Владыку: может он откажет и предложит сказать другое желание?
Владыка пробарабанил пальцами по подлокотнику.
- Я исполню ваше желание.
Он сложил ладони лодочкой и, прикрыв глаза, прошептал что-то. Он раскрыл ладони и кольцо туксло сверкнуло в свете сотен свечей. Оно было совсем маленьким, и вовсе не зловещим - трудно представить, что такая ерунда держала взаперти мою синеглазую колдунью.
Владыка подбросил кольцо в воздух - и в следующий миг что-то холодное и металлическое возникло на моем среднем пальце. Я скосил взгляд: блеснул черный камень. Будто кольцо подмигнуло мне…
Я поднял голову - и встретился взглядом с Владыкой. Понимание и сочувствие я увидел в его черных глазах. Только теперь я осознал, почему его зовут мудрейшим - и что слухи про то, что он убил своего брата ради трона, лживы. Он любил его. Любил, наверное так, как я любил Энона.
Я поклонился.
- Благодарю вас, Владыка.
За ваш дар - и за то, что вы напомнили мне о том, о чем в пылу гнева я почти позабыл.
Он кивнул, будто услышал мои мысли. Хотя, может быть, и услышал - предела могущества избранника богов не ведал никто.
Поклонившись еще раз всему залу, мы с Эноном вышли из дворца. Слишком многое произошло; слишком многое ждало нас.
Улица встретила нас темнотой, дождем и сладким запахом чистого воздуха.
Мы пробирались к ближайшем гостинице, и молчали.
Я много раз хотел спросить его зачем он все-таки это сделал - но каждый раз момент казался неподходящим.
Только когда мы развесили свою мокрую одежду у камина в гостинице и позаботились о наших инструментах, я спросил:
- Зачем, Энон?
Он отвернулся к огню. В глазах его плясали алые отблески - и, я был уверен, он вспоминал Амаранду точно так же, как я вспоминал Лайли.
Он посмотрел мне в глаза:
- Мы не герои сказки, Сурья, - нам не нужна помощь мудрых, пусть даже и самого Владыки. Мы найдем птицу сами. А вот для того, чтобы вызволить твою Лайли нам нужно кольцо…
Я кивнул. Мы оба не раз обсуждали это.
- Но это было твое желание! Мы же сразу решили так!
Энон пожал плечами - и улыбнулся:
- Я решил, что оно важнее для тебя.
Его слова полностью обезоружили меня. Я молчал, не зная, что сказать. Энон смотрел на огонь - и лицо его в отблесках пламени казалось лицом древнего бога. Я никогда не задумывался, насколько храбр и великодушен мой друг и мой брат…
Я положил руку на плечо Энона:
- Спасибо тебе, брат.
Энон улыбнулся.
- Завтра в путь?
- Да. - я вздохнул, вытягиваясь в кресле, и пропел, - И снова ждет нас бесконечная дорога, по которой однажды придем мы домой…
В камине трещал огонь. Двое бардов - кровных братьев - грелись его теплом. А их инструменты - лютня и флейта - ждали своего часа, чтобы рассказать новую историю.
iskra11
1 июн, 2017 18:05 (UTC)
Отличная история, погружает в себя с первых строк. Интересно было бы узнать все то, что спряталось между строк)
vysochina_lera
2 июн, 2017 12:58 (UTC)
Спасибо)
Да, иногда одна история может очень многое сказать о людях!
arico_samaa
5 июн, 2017 07:46 (UTC)
Re: Сказители - конец
Очень круто! 0_0
vysochina_lera
5 июн, 2017 08:28 (UTC)
Re: Сказители - конец
Спасибо!
iskra11
1 июн, 2017 19:09 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 1 балл
Юлия Попова
1 июн, 2017 19:01 (UTC)
Ночь сегодня светлее.
Вдалеке- полоской рассвет.
Взявшись за руки, так теплее
Наговориться за много лет...

Словно не было старых историй,
Словно не было горьких обид,
Пустить на свою территорию,
Того, кто хотел быть забыт.

Все меняется, время, погода.
Внутри- ураган или тишь.
Лишь осколки, обрывки слова
Слабым эхом в сердце хранишь.

Отпустить порой очень непросто,
Как прикоснуться к небу рукой.
Уходя, не гасите звёзды,
Направят верною дорогою домой...
iskra11
1 июн, 2017 19:09 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 1 балл
iskra11
1 июн, 2017 19:13 (UTC)
"Уходя, не гасите звёзды" - это прекрасно)
Добро пожаловать в игру!
iskra11
1 июн, 2017 19:11 (UTC)
ПОДСЧЕТ БАЛЛОВ
+ 5 баллов – за публикацию поста-задания
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:35 (UTC)
Хранители Ночи
Мэтт и Тия планировали это путешествие давно, но напряженная работа на Уолл-стрит и безумный график обоих служили причиной тому, чтобы отложить поездку еще на какое-то время. Будучи сотрудниками нижнего звена, ежедневно оперируя денежными потоками, счетами и банковскими данными, они напоминали себе и друг другу о поездке фразой «Мedi Napoli e poi muori». «Увидеть Неаполь и умереть». Эту фразу они услышали однажды из рекламы туристической компании в перерывах между вечерними шоу и загорелись идеей о поездке в этот удивительный древний город. К тому же в Италии у Тии жили родственники по линии матери. Почему было бы не навестить их? Но, решившись, они никому ничего заранее не говорили, ждали случая взять небольшой отпуск и провести, наконец, свой медовый месяц, которого после свадьбы у них толком и не было. Идея о поездке не гасла, а, наоборот, с каждым днем становилась только сильнее. Но отпуск не маячил даже на горизонте, оба были в том уверены…
В одну из ночей, после очередного аврального дня, Тии приснился странный сон. Она стояла среди неких подземных туннелей, а кто-то (или что-то?) манило ее двигаться вперед и не оглядываться, в голове проносился шепот, чтобы она бежала со всех ног. И вот во сне она все же обернулась, и… проснулась. Шепот сделался ярче и превратился в белый шум невыключенного телевизора. Она спохватилась было, что опаздывает на работу, бросила руку за мобильным, но ее сразу пронзила мысль: выходной. И она откинулась на подушки, пытаясь вспомнить, что же она увидела во сне, когда обернулась. Но сон быстро растворился в лучах солнца, обнявшего просыпающиеся небоскребы.
Поднявшись и приготовив себе кофе, она подошла к окну, раздумывая, где Мэтт (она заметила его отсутствие, как только проснулась). Никакого сообщения он не оставил.
«Может, он хотел сделать ей сюрприз? Ведь в выходной вполне можно было сходить куда-нибудь…» - Тия, обняв кофейную чашку смотрела на Центральный Парк, усевшись на подоконник. Девушка вдруг поняла, что с ней что-то происходит в последнее время, ведь странный сон был не первым, а днем, на работе, на нее накатывала тревога и стремление вырваться из царства бетона, стекла и металла. Вырваться вовне, что-то изменить, и, возможно, измениться самой… Ей было непонятно, почему она испытывала такую потребность. «Неаполь…», - протянул мечтательно ее внутренний голос, и она улыбнулась.
Словно в ответ на ее улыбку дверь квартиры отрылась, вошел Мэтт, запыхавшийся, но явно в хорошем настроении. Судя по одежде, он был в офисе. «Ну вот еще, - подумала Тия. – Только работы в уик-энд им и не хватало». Но Мэтт развеял ее сомнения, что-то достав из портфеля.
- Мedi Napoli…, - и он торжественно помахал у нее перед глазами двумя листками бумаги.
- … e poi muori, - закончила Тия. Перед нею были два билета. От радости она была готова умереть прямо сейчас, не дождавшись неаполитанских достопримечательностей. – Но как, Мэтт? Ты выбил нам отпуск?
- Ну, отпуском это назвать сложно, но неделя у нас есть. А вылет завтра! - Мэтт бросил пиджак на спинку стула. - Я был у Билли, нашего кадровика. Он все утряс с боссом. Так что… собираемся! Надо обзвонить друзей, сказать, что мы уезжаем. Да и родным тоже. Позвони матери, а не то она сорвет телефон, пытаясь до нас достучаться.
Они оба засмеялись. И, включив любимую музыку, стали собираться, пытаясь ничего не забыть, бегая по комнатам и то и дело спрашивая друг у друга, брать или не брать ту или иную вещь. Веселая кутерьма продолжалась до ночи, пока сборы не были закончены и оба не свалились, порядком уставшие, но довольные предстоящей неделей свободы.
Этой ночью Тии вновь приснился жутковатый сон, в котором она уже бежала, все теми же туннелями, а вместо шепота ей в спину теперь раздавались гневные крики. В этот раз она не обернулась.
А проснувшись утром, ничего не вспомнила, ощущая только легкую нотку тревоги. Но то, пожалуй, было от предвкушения их поездки.
Спустя пару часов они с Мэттом отправились в аэропорт Нью-Йорка.
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:35 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение
***
Ну, куда отправимся сегодня? – Мэтт отсматривал фото на камере. Они пробыли в Неаполе уже пять дней, поэтому парень удалял плохо получившиеся снимки, дабы освободить место для новых. Долго останавливал взгляд на тех, где была изображена Тия, стройная, с длинными распущенными волосами цвета воронова крыла. Почти на всех снимках она была милой и смеялась, но иногда попадались и такие, на которых тень неких раздумий падала на ее лицо. Но так Мэтту даже больше нравилось. Он улыбнулся. Тия, заметив его улыбку, подсела к нему, и он повернул экран цифровика к жене. Она нахмурилась.
- Не знаю, замечал ты или нет, но за все время, как мы находимся в Неаполе, на нас обращают внимание. Точнее… на меня. И дело тут не в том, что мы туристы, - прервала Тия мужа, хотевшего успокоить ее именно этим. – Дело не в том. Просто… Они… эти… люди, что появляются вдруг и смотрят на меня так, будто осуждают… Неужели не заметил? – воскликнула она, видя недоумение на лице Мэтта. – Промотай все снимки, может, приведу пример.
- Хорошо, но, мне кажется, тебе показалось. Люди здесь вполне дружелюбные, не хищники с нашей работы, - он усмехнулся.
- Открой папку со снимками, что сделаны позавчера. Надеюсь, ты еще не почистил ее?
- Мы ходили в театр, верно?
- Да. В Сан-Марко мы сделали много снимков, - она вспомнила очарование и красоту театра, но мысли немного омрачало чувство, что некоторые случайные прохожие были ей не рады – останавливались, да так и стояли уставившись, а, уходя, оглядывались через плечо. – Ну, заметил что-нибудь?
- Только ты, не уступающая красотой достопримечательностям.
- Перестань. Ну-ка… Вот, вот это, что это?
- Ну… тень, наверное. Или я случайно притронулся пальцем к линзе объектива…
- А здесь? За моим лпечом? Я тогда почувствовала взгляд.
- Нет фокуса. Человек, но все размыто.
- Пусть так… Ладно, листай дальше… Стоп. Здесь. Видишь?
- Эту старуху? Вижу конечно… Ну и взгляд. Может, она туристов не любит, приезжих? Сразу же видно – старожилка…
Тия вздохнула.
- Но так было везде. И когда мы пошли посмотреть на крепость дель-Ово, и на следующий день, на экскурсии в Помпеях… А после - в галерее Умберто, где мы делали покупки, гуляя по магазинам, - Тия припомнила, как, сквозь потоки света, льющегося в галерею через стеклянный купол крыши, заметила старика, уставившегося на нее, словно на призрак. И осенившего себя крестным знамением…
Мэтт, слушая ее бормотание, проматывал фотографии. Где-то он и правда заметил людей, взирающих на его жену с какой-то враждебностью, но зачастую это просто были размытые тени или пятна. «Не могут же они злиться за то, что такая красота затмевает прелесть Неаполя», - подумал он. Вздохнул.
– Ну, хочешь, мы сегодня никуда не пойдем? Отдохнем в номере до вечера, а потом спустимся вниз и закажем себе отличнейший ужин из…
- Нет, постой. – Тия держала в руках проспект, от отеля, где на цветной карте были размещены фото знаменитых мест города. Одно такое место так и притягивало ее взгляд, даже странно, что они с Мэттом не отправились туда ранее, не обратили внимание. Ведь там, должно быть, потрясающе… Она поводила пальцем, читая перевод. – Наполи Соттеранеа. Подземный город. И… мы еще успеваем на экскурсию, если поторопимся и выйдем сейчас.
Тия, казалось, и забыла о том, на что жаловалась Мэтту. Тот хмыкнул, но с готовностью кивнул. Подземный город - значит подземный город. Он сам с вечера просматривал этот буклет и поэтому теперь удивился, но не подал виду. Ведь Наполи Соттеранеа был, по сути, гигантской древней усыпальницей, тянущейся на многие мили под городом. Сплошь нагромождение пещер и туннелей. Неужели Тию это не смутило?
Но он и сам не отказался бы взглянуть на подобное место, поэтому они споро перекусили и покинули отель, окунувшись в послеполуденную жару…
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:36 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 2
***
Базилика Санта-Мария-делла-Санита, под алтарем которой и располагался вход в знаменитые (и самые большие в Европе, как понял Мэтт) катакомбы, находилась недалеко от художественного музея. Несмотря на памятники архитектуры, которые встречались буквально на каждом шагу, этот район города выглядел жалко и приходил в упадок, словно катакомбы, куда собрались Мэтт и Тия, впитывали жизненную энергию этих улиц. Туристов на них было почти не увидеть, лишь отдельные пары и одиночки фотографировали старинные фасады зданий, а потом шли дальше, сверяясь с путеводителями. На всех приезжих, кроме самих жителей, эти места производили гнетущее впечатление. Когда молодожены вышли из небольшого автобуса, высадившего их в паре улиц от базилики, Мэтт взглянул на жену, но та больше не казалась… испуганной, наоборот, глаза ее блестели азартом. Тия была полна энтузиазма, вновь став веселой, и подгоняла Мэтта шутками, считая, что тот тянется, как черепаха, и они могут опоздать. В подземный Неаполь пускали только с гидом, поскольку вероятность заблудиться без сопровождения была очень высока. Но они успели к белокаменной церкви, украшенной фресками-рисунками, вовремя. Часы на стене справа от входа показывали без четверти четыре, и люди уже собирались у дверей, где их ждала молодая девушка-экскурсовод. Мэтт и Тия записались на экскурсию, заплатив за посещение подземелий, и вскоре, под переливчатую речь гида, начали спуск по длинным коридорам. Сначала они миновали крипту, далее начался верхний уровень туннелей, уходивших все ниже и ниже, по мере того, как они продвигались вперед.
Вскоре им всем предложили зажечь выданные заранее свечи, дабы проникнуться настоящим духом подземелий. На это уровне катакомб коридоры, вырубленные в камне, помнили, вероятно, времена краха Римской империи, насколько мог судить Мэтт. Гид только подтвердила его догадку, сказав, что некоторые из пещер, по оценкам археологов, восходят к временам Эллады, а, может, и того раньше, ведь многие из коридоров и каверн находятся под завалами, и работа археологов продолжается, сопровождаемая постоянными находками.
- Артефакты, найденные здесь, сравнимы по значимости и ценности с предметами, найденными на раскопках в Помпеях и Геркулануме, - девушка, жестикулируя, медленно вела их дальше, а ее группа, в то числе Мэтт и Тия протягивали руки к стенам, где в нишах висели или покоились в сидячем положении множество скелетов. Это было и жутко, и вместе с тем, заставляло дыхание замереть от восторга. Мэтт полностью сосредоточил внимание на рассказе экскурсовода, поэтому не замечал поведения Тии. Та незаметно вела рукой по стенам, а в голове ее смешивался шершавый звук камня и пробудившийся из снов шепот… Следуя за группой, словно лунатик, она будто пыталась что-то найти здесь, в этих древних подземельях. Что-то, что, казалось ей, она сама давным-давно здесь потеряла, утратила. Она не слушала голос рассудка, утверждающий, что она никогда здесь не была. Она была… Она помнила… И ее пальцы, двигаясь вперед, ощупывали стены, минуя кости усопших, которые смотрела на нее пустыми глазницами. Пальцы искали, искали, следуя шепоту камня…
Они вышли в просторную пещеру, и Франческа, их гид, предложила всем им разойтись по сторонам, чтобы осмотреться, а после она поведет их назад, но уже другими туннелями. Это место, как поведала Франческа, окинув рукой свод рукотворной залы, было одним из последних, над которыми трудились археологи.
Мэтт подошел к Тии, которая не обращала на него внимания и шла вдоль стен, задумавшись. Босоножка с ее левой ноги куда-то запропастилась, но она даже этого не заметила, несмотря на несколько царапин на ее ступне, которые Мэтт рассмотрел в неровном свете свечей.
- Тия, постой! – он начал озираться, смотреть под ноги в поисках потерявшегося башмачка. Тот нашелся у самого входа в туннель, ремешок был порван – видимо, Тия зацепилась за камни.
Он вернулся к ней, а она все также ощупывала стены. Ее пальцы вдруг остановились на небольшом сколе камня.
- Гатто, мио гатто, - зашептала она еде слышно, и произнесла уже по-английски, посмотрев на Мэтта затуманенным взглядом. – Моя Кошка…

ivan_malinin
4 июн, 2017 14:37 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 3
Она чуть надавила пальцами на углубление, за которое цеплялись ее пальцы, и рука ее ушла в глубь камня почти до локтя, пробив глиняную перегородку, затем так же быстро Тия вытащила ладонь обратно, что-то сжимая.
- Кошка, - повторила Тия счастливо, и… потеряла сознание. Мэтт чуть успел подхватить и ее, и предмет, выпавший у нее из руки. Черную каменную фигурку кошки, испятнанную белыми звездами…

***

- Кания, мы должны поторопиться. Мои совы не смогут долго сбивать собак со следа. Я уже слышу их вой. Еще немного, и я останусь с тобой лишь шепотом, - Антанте вглядывался во мрак коридора. Кания знала, что он будет сдерживать погоню, сколько потребуется, ну а если наемники инквизиции и сунутся сюда, вниз, то Антанте предупредит вовремя. Как некогда Афина, Антанте был совооким, но о стрегерии, силе, которой обладала сама Кания, ничего не знал. Каждому Хранителю свое… Торопить темную силу стрегерии – накликать на себя беду.
Впрочем, она была накликана давно…
- Я тоже их слышу, - только и произнесла она. Собачий вой был на грани слуха, но все-равно не давал сосредоточиться. Кания играла беззвучную музыку Ночи, прикасаясь пальцами к темноте, отчего мрак расходился концентрическими кругами, словно был черной водой. После ритуала ее прикосновения станут рисунком на теле Ночи, пятнистой шкурой ее гатто. Из нанта-бэга, колдовского мешочка Кании, сам собой выкатился каменный шар, остановился перед девушкой, аккурат под пальцами Кании, что плясали во тьме. Мгновенье – и камень начал растекаться лужицей, но только затем, чтобы тут же начать принимать новую форму – черной гатто, Ночной Кошки. Раскаленными точками, словно от клейма, на черном камне зажигались яркие звезды, и само мироздание взвыло из-за нарушения законов природы, взвыло в голове Кании, да так, что инквизиторские псы показались Хранителю звенящими комарами. Антанте за спиной девушки вздрогнул, ощутив, как у Ночи появляется новый заступник, пока еще непробудившийся. А точнее – Заступница. А Кании осталось только вдохнуть в гатто частичку себя. И тогда…
- Они здесь! – Антанте резко тронул ее за плечо, нарушив пульс стрегерии, и сила повисла в воздухе, потеряв связь с Хранителем. Гатто, уже было открывшая свои лунные глаза, снова зажмурилась, погрузилась в сон. Звезды на ее теле поблекли.
- Проклятье! - Кания хотела со злости оттолкнуть совоокого, но тот уже обратился в филина, пронесся мимо нее в туннель, оставив после себя падающие перья. Она схватила фигурку, крепко сжала в ладони, махнула другой рукой – и стрегерия, висевшая посреди коридора, рухнула на камни, выжигая свидетельства совершаемого культа. Огарки свечей, словно кометы, разлетелись в стороны, потухнув.
- Уходи же, - возник в ее голове шепот Антанте, трение перьев друг о друга. – Беги и не оглядывайся!
Кания бросилась вперед, наощупь, ориентируясь в пространстве с помощью своей силы, но сзади уже прилетали отблески огня, заплясавшего на стенах – погоня приближалась, а рычание и лай собак раздавалось буквально за спиной.
- Быстрее! Не оборачивайся, не вступай в бой! Мы не можем потерять то, что с таким трудом ты сделала.
- Я не закончила! – выдохнула Кания яростно, хрипя от быстрого бега. – В гатто пока еще нет…
Острые зубы впились в ее ногу, прокусив кожу сапога и икру. Боль пронзила все тело, и только гигантским усилием воли Кания не упала. Людей, преследующих ее, она убивать не желала, но вот на пса замахнулась, не глядя, отсекая самой тьмой голову собаки от туловища. Но пасть зверя, как того и опасалась Кания, впилась в ногу намертво. Больше девушка бежать не могла. Прижалась к стене, чувствуя, что слабеет, и прижала гатто к твердой глине, буквально замуровывая каменную полупробудившуюся Кошку, живой якорь Хранителя, пряча ее от преследователей. Это потребовало у Кании еще больше энергии, и она опустилась на пол, чувствуя, как кровь намочила сапог изнутри.
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:38 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 4
- Кания!.. Я возвращаюсь…
- Нет, - выдохнула она. – Я закончу начатое. Закончу…
Сразу несколько собак, почувствовав кровь добычи, бросились на нее. Своевольная стрегерия в этот момент не захотела подчиниться девушке, поэтому от зубастых гончих ее спасли громкие окрики, отзывающие псов. В ярком слепящем свете факелов на нее полетели арканы, дернув за руки, шею, а следом – набросили сеть, словно на дикого зверя.
Ее повалили и потащили по камням, не особо заботясь, как она себя почувствует, да еще и пиная окованными сапогами, если она сквозь стиснутые зубы стонала от боли. Пинали не сильно, боязливо – стражники Конгрегации навидались всякого, и никому не хотелось плохо кончить. Разобраться с ведьмой – дело огня, освященного инквизиторского костра, как вполголоса бурчали они себе под нос.
Но Кания не собиралась вырываться – сил у нее осталось только на то, чтобы закончить начатое, оживить Заступницу, которая станет защищать мир от пришлецов извне. С горем пополам, мысленно она все-таки призвала стрегерию снова помогать ей, быть ее инструментом, пообещав ей слияние со своей душой. Но только после того, как работа будет закончена. Кания то проваливалась в хрупкое забытье, то снова выпадала в реальный мир темных туннелей, которыми ее волокли на поверхность. Снова – отключка, в момент которой она сознанием соприкоснулась с гатто, спящей в каменном кармашке в далекой теперь стене пещеры, и вновь – рывок в мир живых, когда она обнаружила что лежит связанная в движущейся телеге, покрытой сверху клеткой. Она лежала и смотрела на звезды, ожидая участи – actus fidei, акта веры, в ходе которого огнет пожрет ее тело. Но не сущность…
Кания вновь «ушла», чтобы притронуться к спящей Кошке, бережно выстраивала ее сознание, формируя из того, что знала сама, что знал весь ее клан, что знали другие кланы и Хранители. Девушка не чувствовала, как ее привязывали к вкопанному в землю за городом столбу, как ее босых ног касались выбившиеся из охапок хвороста ветки.
«Скоро», шепнула она своей Кошке, а бестелесная стрегерия возликовала, желая получить душу Хранителя. Однако, пообещав темной силе душу, Кания не сказала всего. Она собиралась лишиться ее только тогда, когда отыщет ту, кто заменит Канию, кто станет новым Хранителем Ночи. Это не стрегерия подчинит сущность Кании, а та, что станет однажды Хранителем будет держать в узде силу ночи.
Кания слилась мыслями с гатто, чтобы отречься от своей плоти, чернеющей, пожираемой пламенем под громогласные слова церковника, под глас толпы, что собралась поглядеть на сожжение «ведьмы». Отреклась остатками сил от боли, приносимой жаром пламени. Сжавшись внутри камня, она ожидала момента, когда тело ее прекратит извиваться на столбе. Когда последний крик сорвется с губ. И дождалась. Поднялась над толпой невесомым призраком, и послала тонкую нить силы в город, в катакомбы, в маленькое тело Кошки. Искру жизни.
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:39 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 5
Сущность Кании, поднялась еще выше в светлеющее предутреннее небо, избегая попадать в дым от костра. Дождалась, пока гатто октроет глаза и взглянет на нее через разделяющее их расстояние и преграды.
- Жди нового Хранителя. А я уж постараюсь, чтобы он тебя нашел…
И призрак, уже ощущающий на себе когти-тени стрегерии, стал искать, мгновенно опутав весь мир паутиной. Время не имело значения и проносилось как ветер, унося минуты, часы, дни и годы, века… Кания видела, как тает стрегерия, которой она только этой ночью, ночью, которая была столетия назад, пообещала свою душу. Видела, как пали кланы Хранителей, как Ночь становится просто вуалью, а не преградой, способной защитить мир. Видела, как изменяется мир, которому уже и угрозы извне было недостаточно – он уничтожал себя сам…. И увидела девочку, в тех же землях, где некогда погибло ее тело. В ней билось сердце Хранителя, но, похоже, она сама этого не знала. Все, все было забыто, а род, из которого была маленькая… Тия, насколько разобрала Кания имя ребенка, не собирался раскрывать ей тайн. Семья хотела ее уберечь и отправила за океан, в земли, о которых в свое время Кания имела очень смутное представление. Там тоже были свои Хранители, но она ничего о них не ведала. Призрак отправился следом и наблюдал за превращением девочки в девушку, за обучением и работой, целью которой было не защитить этот мир, а лишь больше обессмыслить его... Только вот кровь Хранителя все-таки дала о себе знать. Поздно, но лучше, чем никогда.
Кания (или то, чем она была некогда) вселилась в Тию, чтобы исподволь привести ее к тому, что надо было сделать. К тому, чтобы стать Хранителем Ночи. Прожив в ее теле около двух лет, Кания привыкала к новому облику мира. И Начала посылать Тии сны. Стрегерия-таки обнаружилась, никем не управляемая, забытая, но помнящая обещания. И следом за Канией очутилась в девушке, аккурат в тот момент, когда, Тия и ее муж были в Неаполе, куда привела их Кания, которой таки удалось осуществить задуманное – темная сила, вобрав древние следы в туннелях подземного Неаполя, соединилась крепкими неразрывными узами с душой, только вот уже не Хранителя, а Тии. И теперь ей оставалось только служить. И первым делом она решила вырвать Тию из навеянных грез о том, что было. Пора было становиться на предначертанный путь…

***

- Как прошел день? – Мэтт подошел и обнял ее, вернувшуюся домой раньше. Она стояла возле окна, глядя на вечерний город, по которому разливались ручейки огня и сыпались искры – потоки автомобилей и окна небоскребов. Прижалась щекой к его щеке. Посмотрела на луну. А та в ответ посмотрела на нее.
- День… отлично. Работы, как всегда, много, но я уже привыкла, да и Никки, что перевели к нам в офис, оказалась расторопной. К тому же мне сегодня предложили повышение. А это значит – буду командовать десятью такими, как ты. – Тия шутливо пихнула его в бок.
- Почему я узнаю об это м только сейчас, м?
- Потому что я…отказалась. Я предложила твою кандидатуру. Мы выполняем одну и ту же работу, ты знаешь то же, что и я. Они были не против, Мэтт. Так что… поздравляю! – она поцеловала его. – Ты заслужил, даже более, чем заслужил…
Он поднял ее над полом и закружил, оторвав от созерцания города.
- Но почему, Тия? Почему ты отказалась? Я бы и сам добился повышения в скором времени, не стоило пренебрегать таким предложением!
- Просто… я тебя люблю, Мэтью Кайм! Они вызовут тебя завтра и сообщат все детали, - Тия смотрела на его удивленное и радостное лицо, слушала, как он заговорил насчет того, чтобы сейчас же отметить это дело. Но ее мысли были совершенно о другом…
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:39 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 6
Она вспоминала, как очнулась в отеле, не понимая, где находится и сколько времени прошло, чувствовала, как по телу разливается нечто, на что сразу же в голове нашлось странное слово «стрегерия», и моментально ощутила в ладони приятную тяжесть каменной кошки… Она помнила все, будто она, будучи Канией во сне и очнулась той же Канией, а не Тией Джамоло. И поняла вдруг со страхом, что с необыкновенной легкостью принимает все, как должное. Она теперь не распоряжалась своими эмоциями, ей помогала сущность Кании, засевшая внутри нее и направляющая ее мысли, и ток стрегерии, бегущей по венам вместе с кровью… А еще она осознала, что, пусть Кания и оживила свой якорь, каменную Кошку, работа не была завершена. Завершить предстояло ей, Тии, в Неаполе, выпустив Заступницу и став тем самым Хранителем Ночи. Это… звание или именование не было ни в коей мере ни величавым, ни напыщенным. Это было… работой.
Тогда, очнувшись, первым делом она увидела над собой лицо тети – они сами позвали ее приехать в Неаполь на последний день их там пребывания, и та согласилась. Теперь Фиона Джамоло с тревогой смотрела на Тию, но как только их взгляды встретились, тетя поняла, что Тия теперь знает тайну своего рода, рода, отказавшегося быть Хранителями, в пользу того, чтобы просто… наслаждаться жизнью. С одной стороны, она понимала свою родню, и, пожалуй, поступила бы так же, отправив продолжателей рода подальше от судьбы. Но от судьбы, как известно, не уйдешь. И Кания внутри Тии не могла простить семье Джамоло того, что девочку держали в неведении. Поэтому заставила саму Тию потребовать у тети ответов. Ответов о всем – Хранителях Ночи, силах, Угрозе, что придет в мир Извне, а также об эпическом в своем масштабе обмане церкви…
Слушая историю Фионы, Тия подумала о Мэтте только вскользь, будто он был не важен. Но часть, все еще остающейся в ней прежней, устыдилась.
Фиона поняла, о чем беспокоится ее племянница и успокоила девушку, сказав, что Мэтт спит и не вспомнит ничего из этого дня, даже если проснется сейчас и будет что-то делать. Оказалось, что тетя обладает гипнотической силой, и Мэтт, проснувшись, подтвердил это, просто стоя возле Тии, и ожидая… о чем она попросит.
До наступления ночи Тии надо было оказаться в наиболее высокой точке Неаполя. А таковой являлось здание «Телеком Италия Тауэр», башня-небоскреб высотой в сто тридцать метров.
На крыше здания, не без помощи Фионы, они оказались с Мэттом в такой момент, когда можно было заметить казавшийся невозможным приход темноты, словно на город надвигался шторм или волна цунами. Но, возможно, наступление ночи так выглядело только для Тии, обретшей некую, еще непонятную ей, силу Хранителя.
Вытащив из кармана фигурку гатто, которая вдруг зашевелилась, согретая ее ладонями, Тия подбросила ее вверх, и стрегерия вырвалась следом, подталкивая камешек все выше и выше, прямо в ночное небо. Тия держалась за Мэтта, черпая из него саму жизнь, по чуть-чуть, ибо сама она слишком растрачивала свою собственную, пользуясь темной энергией. Похоже, Тетка знала, что такое произойдет, поэтому и отправила с ней Мэтта, заговорив его…
Все кончилось внезапно. Тия и Мэтт просто осели на крышу, и ветер трепал их одежду и волосы. Девушка ощущала, что нечто покинуло ее, и, вместе с тем, она что-то обрела. Она чем-то стала. Орудием. Кем-то. Хранителем Ночи. И, помогая подняться пошатывающемуся мужу, бросив взгляд на звездное небо, увидела луну, чуть срезанную с краю. И на долю секунды, рядом – вторую, такую же. Но она сразу же исчезла. Так Заступница подмигнула ей, став на страже Ночи…
ivan_malinin
4 июн, 2017 14:40 (UTC)
Хранители Ночи. Продолжение 7
… - Эй, ты меня слушаешь? – Мэтт снова закружил ее, заставив Тию рассмеяться, но через силу. – Что, вспоминаешь нашу поездку? Я тоже вспоминаю. Мы так прекрасно провели время… Надо будет обязательно повторить, как считаешь?
Он и правда ничего не помнил.
- Да, конечно, - живо откликнулась она, смутившись, что так погрузилась в воспоминания о ночи, изменившей ее. – Быть может, в следующем году. Но в этот раз сами выберем место. А насчет твоего предложения отметить – давай немного повременим. Завтра в командировку послали, в Бостон, надо кое с чем разобраться. Так что, как только вернусь, чтобы ты уже все организовал! Я на это рассчитываю!
- О, это будет превосходный ресторан, и…
Она только кивала и поддакивала, вспоминая, как Кания выразилась об их работе. Они обессмысливали мир. А Угроза, о которой рассказала Фиона, была уже близка… Ей нужно было заручиться поддержкой, союзниками. Поэтому в Бостон она ехала отнюдь не из-за работы. Кания ничего не знала об американских кланах Хранителей, поэтому на пути из Бостона она собиралась заехать в город, которым постояно пугали в фильмах ужасов.
Тии предстояло найти Хранителей Салема.


iskra11
4 июн, 2017 21:15 (UTC)
Re: Хранители Ночи. Продолжение 7
Интересная история, таинственная атмосфера и очень необычный антураж (я раньше про стрегерию даже не слышала). А продолжение планируется?
ivan_malinin
5 июн, 2017 04:04 (UTC)
Re: Хранители Ночи. Продолжение 7
Спасибо!) О продолжении точно стоит подумать, это как минимум)) В голове всегда больше мыслей по поводу повествования, чем самого текста)
( 40 слов — Сказать )

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
Мы ВКонтакте
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"






Яндекс.Метрика





Календарь

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com