?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня

Доброе утро, дорогие соклубники!

Надеюсь, к середине недели вы разогрелись и готовы проявить свою фантазию по полной!

Итак, тема сегодняшнего раунда - компьютерные игры! Вы можете выбрать любую игру: РПГ, Маджонг, Симс и т.д.

Для вдохновения - картинка:



Вы расскажете историю от лица героя, проходящего игру, или от лица разработчика? Может быть, действие в вашей истории будет происходить в игре? Какие технологии будут использовать герои, чтобы погрузиться в игру? Как игра повлияет на вашего героя? Все в ваших руках :)

Смело творите и размещайте ваши истории в комментариях к этой записи!

Напоминаю правила Летних Игр:
Объем - от 3000 знаков с пробелами, кроме стихов. Работы меньшего размера идут внеконкурса.
Дедлайн - 23.06.17, пятница, 8:00. Работы, отправленные позже срока, принимаются и с удовольствием читаются, но баллы за них не ставятся.
Полную версию правил ищите здесь.

Вдохновения и творческого настроения вам!

С любовью,
Высочина Валерия.

Комментарии

( 12 слов — Сказать )
arico_samaa
21 июн, 2017 07:32 (UTC)
Первый, ооуууйееээээ :))
…Когда Лита осмелилась открыть глаза, из едкого вонючего дыма проступали только верхушки пальм. Не глядя, толкнула в бок Рейнарда. Он ответил тем же – значит, жив и все в порядке.
Под утесом тяжелыми мягкими волнами плескалась тишина. Дым постепенно рассеивался. Лита попрочней устроилась в кустах на самой кромке утеса и тихо, медленно потянулась к сумке с арбалетом – на случай, если сейчас внизу в мареве кто-то ещё таится. Рука наткнулась на жёсткий кожаный футляр, ощупала ячейку с краю – теперь пустую – и сразу отдернулась. Не хватало ещё по неосторожности зацепить такое…
Ветра не было, дым и вонь понемногу оседали на землю внизу. На траве начали появляться неподвижные силуэты. Закусив губу, Лита считала: двое, трое, пятеро… все или нет?
…- Да ладно, - возмутилась Стася, хлопая себя стопками запыленных листков по колену. В неверном свете остра Олегу показалось, что на крайнем отпечаталась рыжей пылью чья-то резиновая подошва. – Я же крит выкинула! Не мог там никто в живых остаться! Фил, скажи!
- А?.. Чего?..
- Фил, ты че, спишь опять, что ли?!
- Ну, во-первых, - авторитетно заявил Олег, - всегда есть фактор удачи. Кому-то могло повезти.
- Ну, вот мне и повезло!.. Двадцатка же! – Стася ткнула пальцем в блестящий желтый кубик с двадцатью гранями, который, как волшебный самоцвет, загадочно поблескивал посреди расстеленной «пенки». Кубик угрожающе качнулся, и Стася быстро убрала руку – Олег свои кубики трогать запрещал категорически.
- На щит его надо положить, - зевнул Фил. – Для устойчивости. Принесите щит кто-нибудь, а?
- Тебе повезло – вот ты и бросила бомбочку в толпу, а не в сторону. И она сработала, заметь. Во-вторых, там есть деревья. И скалы ещё. Кто-то мог успеть спрятаться.
- Да ну тебя, - надулась Стася. – Такое впечатление, что ты специально против нас играешь.
За их спинами в темноте проступали палатки. В отдалении между стволами поблескивали другие костры, кто-то бренькал на гитаре и распевал: «Никакие западные норы не заменят никогда Мордо-ора!». Олег подобрал свой кубик и любовно спрятал в мешочек на поясе. Фил устроился поудобнее и затих.
В темноте между палатками зашуршало, потом звонко брякнуло, плеснуло и удивленно выругалось. Потом появился Ставр в мокром сапоге и бессменном плетеном ремешке на голове. Стася знала, что он и в институт так ходит, учились они на параллельных курсах и иногда встречались на общих лекциях.
- Там был наш чай, - меланхолично заметила Стася. – Я остывать поставила.
- Ну, нашла где чай ставить, блин…
- Ну а кто ж знал, что ты там шаришься?!
- Вы че вообще тут делаете? – спросил он, усаживаясь рядом. Фил что-то промычал и неохотно сдвинулся.
- Да в словеску рубимся, - ответил Олег.
- Ну даете… Вы на игру приехали зачем? В словеску рубиться? Дома бы сидели… В цивиле, - добавил он ехидно, оглядев Олеговы джинсы.
- Да ну, - возразила Стася. – Все пьют давно, никто все равно уже не играет.
- Ну, кто не играет, - заметил Ставр гордо, - а кто сейчас в ночной рейд пойдет. Давайте, переодевайтесь и пошли!
- Луки ночью запретили. С чем я пойду?
- Я тебе нож дам. У меня запасной есть, резиновый. Чисто конкретно для ночных тайных вылазок. Давай, давай, шевели булочками!
Фил остался спать посреди лагеря, не соблазнившись подвигами, а Стася и Олег потянулись к своим палаткам. Придуманный мир с пальмами, утесом и бомбами – такой живой еще пять минут назад – остался лежать на земле у костра, а вокруг них уже смыкался другой.
ranapusha
21 июн, 2017 12:55 (UTC)
Re: Первый, ооуууйееээээ :))
+4 за первый комментарий
ranapusha
21 июн, 2017 12:52 (UTC)
+ 5 баллов за публикацию задания vysochina_lera
Юлия Попова
21 июн, 2017 20:02 (UTC)
Можем замедлить время,
Можем нажать повтор
Без всяких ограничений
Без страха сделать не то.

В игре жизнь проживаем,
А может и не одну.
Обгоняем, строим, ломаем
Можем слетать на Луну.

Каждый найдет, что ищет,
Найдёт игру по душе.
На вечер стать сыщиком
Или гонщиком по шоссе.

Погружаясь в виртуальность,
День за днём в игру,
Рискуем жизнь в реальности
Пропустить всю...

Edited at 2017-06-21 20:02 (UTC)
ranapusha
22 июн, 2017 03:04 (UTC)
+ 3 балла за второй комментарий.
ivan_malinin
22 июн, 2017 09:55 (UTC)
Warframe: Обретение надежды
- Потеря связи с Оператором. Задействована процедура самоуничтожения орбитера. Задействована процедура самоуничтожения… - искаженный голос корабельного компьютера эхом отражался от стен полусферической комнаты.
«Только не снова…»
Фестин пошевелился, оперся на ладонь и приподнялся над полом. Раскрыть глаза было делом не из легких, судя по всему, их склеила кровь, бегущая из рассеченного виска.
- Орд… Ордис, остановись… Отменить уничтожение… - Фестин наконец смог продрать глаза, медленным движением прижал ладонь к ране на голове. Взгляд то и дело затуманивался. – Слышишь? Отмена самоуничтожения!
Последние слова он выпустил из себя вздохом, сил не хватало. Фестин повернул голову, из положения лежа взглянув на операторское кресло. От того остались только обломки, а ветви орокинского древа утратили свечение и обвисли безвольными щупальцами. Чудом было то, что орбитер не взорвался сам по себе, без всяких там протоколов.
- Оператор! Вы живы! – в голос Ордиса вернулась привычная беспечность, словно личность цефалона только что сменилась с мужественного воина на беззаботного мальчика. – Мне показалось, что вы утрачены навсегда, и сама моя геометрическая простота просто вскипела от гнева…
- Жив, как видишь, - Фестин и не пытался слушать болтовню треснутого, всегда глючившего ИИ. – Каково наше положение? Состояние систем?
- Секунду, - произнес Ордис, - словно ему и впрямь нужна была секунда. Но замолчал он на более долгое время. Судя по всему, цефалон тоже получил значительные повреждения.
Фестин поднялся на ноги, и, покачиваясь, шаг за шагом направился к дверям. Оператор жалел, что у него нет сил того, кем он привык управлять. Сил варфрейма. И еще, совсем чуть-чуть, ему не хватало утешения Матери. Но ничего. Сейчас он запустит кузницу и окажет сам себе медицинскую помощь, не то точно отдаст концы.
Двери в основное рабочее пространство орбитера перекосило, но они все же открылись, обнажив за собой тьму. Некоторые из сегментов комнаты светились, перейдя в автономный режим. Хвала Тешину, кузница была среди них.
Запустить создание медблокаторов было несложно. Криэйт-модуль кузницы, получив чертежи, плавно заскользил по каретке. А Фестин привалился к стене, присел, ощущая легкую дрожь переборки – орбитер дрейфовал в космосе. Хотелось бы знать, как долго…
- Ордис?..
Нет ответа.
Фестин выругался.
Жужжащий звук – процесс создания медикаментов был завершен. Превозмогая боль и неприятные ощущения, Фестин переместился на небольшую круглую площадку, где его тело сразу же обволокло зеленоватое свечение, расходящееся снизу-вверх рядом окружностей, как пружина. Дело было сделано – раны на теле Фестина медленно но верно затягивались. Чудо медицины безвозвратно ушедшей Эры Орокин…
Он начал вспоминать, что же случилось. И вернувшаяся память не принесла облегчения.
Гринир, империя клонов под властью Королев, снова смогли построить Фоморианец Балора, гигантский супер-звездолет, оснастив его новейшими технологиями маскировки. Причем строительство велось не на верфях Цереры, а где-то еще, возможно, в поясе астероидов, под защитой Кувы, космической крепости «гренок». Ни шпионы Лотос, ни цефалоны Симэриса, ни агенты синдикатов не смогли предсказать его постройку, его появление. Да и сами кланы хороши… Все еще цепляются за честь, за кодекс, за принципы тенно прошлого, тенно Эры Орокин. Только никакой кодекс не сдержит ненависти гринир, желающих только одного – смерти всех Операторов. Так почему было не выступить за фракцию Корпуса, за торговцев и ученых, в их стычках против гринир. Фестин часто сражался за силы Корпуса, бок о бок с роботами и пехотой торговцев. Многие его за это презирали, но молодой Оператор не гнушался получать плату за удачные вылазки. И если бы все действовали по уму, а не по древнему кодексу, не давали Империи очухаться, поднять голову, оскалить зубы, то и фоморианской угрозы бы не было. Неужели их ничему не научила гибель станции «Веспер» у Венеры? Или полное уничтожение «Леонова» на временной орбите Европы? Сотни тысяч погибших…
ivan_malinin
22 июн, 2017 09:56 (UTC)
Warframe: Обретение надежды 2
… Фестин возвращался с очередной вылазки прямиком с Луа, бывшей некогда земной луной. Тогда-то и пришло экстренное сообщение: у Сатурна замечен фоморианец. Страшная новость шокировала – в пылевых кольцах находился один из крупнейших хабов тенно – станция-реле «Крония». Он сразу же направился туда.
И попал в самую гущу сражения. И понял, что надежда на спасение станции невелика.
Громада фоморианца заслоняла звезды. Вспышки лазеров с его поверхности поливали огнем атакующие звездолет арчвинги тенно и союзные корабли Стального Мередиана. Сейчас, без подготовки, провести диверсионную операцию и уничтожить фоморианец было практически невозможно – пушки гринир выцеливали и распыляли на атомы крылатых варфреймов, а фрегаты гринирских отступников из Мередиана разваливались на куски, усиливая общий хаос и неразбериху. А фоморианец продолжал выпускать сотни юрких истребителей-дрег.
Фестин не помнил, сколько десятков смог сбить на своем арчвинге класса «элитрон», обладавшем мощными боевыми функциями. Он не мог вспомнить, как оказался подбит и почему сейчас на корабле, а сам корабль находится непонятно где… И смог ли фоморианский звездолет сделать то, для чего создавался – испепелить «Кронию»…
Надо было попытаться связаться с Лотос. Быть может, если ему удастся, «мать» всех тенно посоветует, что ему делать…
- Оператор, я прошу прощения, что на некоторое время… покинул вас, - голос вернувшегося цефалона несказанно обрадовал Фестина. Но говорил ИИ с паузами, с трудом продираясь сквозь шипящие помехи. Светящийся октаэдр – энергетическое тело Ордиса – мигал, словно что-то мешало его работе.
- …состояние орбитера критическое. Корабль… лишился части левых маневровых дуг… целостность левого двигателя: 19%. Данные с правого двигателя… не поступают… Общая мощность корабля: 25%. Нарушение энергопривода орокин…
Ордис продолжал перечислять характеристики и нанесенный ущерб. Арчвинг оказался подбит, и цефалон, управляя орбитером, спас Фестина, но подставил корабль под удар.
- Где мы находимся? Как далеко от Сатурна?...
- Я не могу измерить данное расстояние, пакеты измерения квантовой мерности не были загружены. Только с помощью… них я мог бы определить…
- Мы в Бездне, - не спросил, но ответил самому себе Фестин.
- Да – произнес Ордис.
На некоторое время воцарилось молчание. Фестин не спешил задавать новых вопросов, обдумывая сложившуюся ситуацию, а цефалона, похоже, снова поглотили усилившиеся помехи.
Подумать оператору было о чем.
Из Бездны – пространства, параллельного реальности Солнечной Системы, было так просто не выбраться. Нужен был, по крайней мере, действующий корабль, а не поврежденная рухлядь, в которую превратился его орбитер. И потом, просто так в Бездну не попадали – летели обычно через солнечные монорельсы, направленные или к Башням Орокин, или к тому, что от них осталось после Старой Войны, когда орокин выступили против расы Владеющих Разумом и пали под их мощью. Равно как и их станции, раскиданные теперь в разных уголках Бездны.
Даже если Фестин и обнаружит поблизости Башню, или Руины, на худой конец, то возникает другой вопрос: как до них добраться? Без арчвинга, без двигателей орбитера. То, что к цели его приведет дрейф корабля, выглядело сомнительно. Но даже если каким-то чудом он достигнет построек орокин, то шанс встретить других тенно внутри них был крайне мал. А о том, что пришлось бы самолично покинуть орбитер и сопровождать свой же боевой костюм, вообще думать не хотелось…
ivan_malinin
22 июн, 2017 09:57 (UTC)
Warframe: Обретение надежды 3
- Тенно?
Фестин вздрогнул, услышав над ухом голос Симэриса, но откуда старший цефалон, обитающий на станциях, оказался на его корабле?
Мысль пронеслась мгновенно, до того, как Фестин обернулся, чтобы тут же заслониться ладонями от яркого золотого света.
- Прошу простить, Оператор, сейчас я уменьшу яркость информационных конфигураций. Вот так, пожалуй, будет приемлемо…
- Ты не Симэрис, - только и смог ответить тенно, глядя на сложный золотой конус из свернутых друг над другом трубочных спиралей, напоминающих цепочки генома.
- Ты знаком с моим новым учеником? Надо же. У него ведь еще нет доступа к общению с Операторами, он еще так мало знает. Но… где же мои манеры! Позволь представиться, я – Аргонавт, цефалон первого поколения. Я заметил, что твой орбитер неисправен, и решил выяснить, в чем дело. Корабль подбит силами флота Хункау?
- Погоди… Аргонавт, - Фестин задумался, о каком таком флоте главного Владеющего Разумом говорит цефалон. Хункау, а точнее его Тень, безусловно, огромная угроза, но чтобы он обзавелся флотом…
- Откуда ты? - спросил Оператор. – Поблизости есть активная рабочая Башня?
Сам Фестин никогда не встречал в Башнях живых цефалонов, за исключением интеллекта-стража на Луа.
- Башен здесь нет. Будь хоть одна неподалеку, я бы отправился туда, передать материалы исследований… Да, прости, что пришлось блокировать маленького Ордиса. Если честно, никогда не видел таких мелких цефалонов, да еще умудряющихся справляться с орбитерами. Похоже, углубившись в исследования, я кое-что пропустил.
- Оператор, я в порядке, - подал свой голос Ордис. – Я поначалу испугался его силы, памятуя о страже на Луне, но Аргонавт – ученый. И непревзойденный учитель, и…
- Ты говоришь, что не из Башни, Аргонавт, перебил Ордиса Оператор. - Но неужели в Руинах осталось хоть что-то действующее? Не поврежденное после Старой Войны и не разрушенное неподконтрольным Техноцитом?
- Хм… О каких Руинах речь? И почему ты говоришь о Войне как о чем-то прошлом и старом? Разве она не в самом разгаре? И почему Техноцит, вирус-оружие, служащее нам против Владеющих Разумом, должен вдруг выйти из-под контроля?
Фестин застыл, не понимая, что ответить.
- Но… Старая Война закончилась… Столетия назад... Орокин пали, Аргонавт. Как и их Золотая империя, Башни и Города. Вот о каких руинах я говорил… А Техноцит, оставшись без хозяев, теперь стал угрозой всему живому… В том числе и искусственным разумам…
Фестин продолжать вываливать на древнего цефалона информацию, а тот слушал, впитывая в себя данные. Рассказывать пришлось долго, ибо Фестин понял – Аргонавт застрял во времени. Нарушение законов физики в Бездне повлияло на скорость временного потока. Что, однако, не давало ответ на то, откуда же Аргонавт взялся.
Фестин решил спросить его об этом, пока Аргонавт сортировал данные, переваривая услышанное. Спросить осторожно, ибо цефалон явно был поражен и расстроен, если смотреть в разрезе людских эмоций.
- Так откуда ты? Где проходят твои исследования, Аргонавт?
- Исследования, данные по которым безнадежно устарели… Я базируюсь на исследовательском корабле орокин «Неския», переоборудованном некогда из боевого флагмана. Была нужна база для исследования захваченных с огромными потерями образцов Владеющих Разумом. Их биологии, оружия, систем костюмов. Полученные данные могли бы дать нам шанс победить пришельцев в Войне. Старой Войне, как ты выразился. Но, возможно, пригодятся и сейчас, тенно. Ты вскользь упомянул, что гринир, которых я помню рабочими на службе орокин, превратились в свирепую боевую силу и нашли в океане Урана останки Хункау. Что дух его освобожден… Он не успокоится, тенно. Он вновь приведет флот Владеющих Разумом в Солнечную Систему. Чтобы завершить начатое. Поэтому вам нужна помощь. Вам нужны знания о своем настоящем Враге. Я и «Неския» можем их предоставить. Но чтобы вернуть корабль в нормальное измерение, нужно им управлять.
- Процесс Переноса?
- Именно, - золотой цефалон раскрутил свои кольца и выпустил Ордиса. – А сейчас… ожидайте. Я заберу вас.
ivan_malinin
22 июн, 2017 09:58 (UTC)
Warframe: Обретение надежды 4
Хлопок – и Аргонавт исчез. Возле Оператора теперь висел Ордис. Цефалон преобразился, на его теле добавилось граней, а трещина, вызывавшая у него раздвоение личности, исчезла.
- Он вернул мне память, - твердым голосом произнес цефалон. – Теперь я целостен, как не бывал, пожалуй, с самого своего создания. И… я столько помню… Я помню всю Старую Войну…
Оператор, слушая, не верил, что бывает такое… стечение обстоятельств, такое… везение. Или невезение, если подумать о судьбе «Нескии» и расы орокин.
Аргонавт вернулся довольно быстро, снова засияв золотым солнцем посреди орбитера. И вместе с его вовращением по обшивке снаружи что-то застучало.
- Мои помощники. Они заберут с орбитера все нужное, в том числе арчвинг и варфреймов.
Гул всасываемого воздуха возвестил о открытии шлюза. Оказалось, что, взяв на себя управление кораблем тенно, Аргонавт подвел его к стыковочному шлюзу «Нескии», той же системы, что использовались на станциях солнечных монорельсов для стыковки с ними орбитеров.
Двери шлюза свернулись в стены, и только присутствие невозмутимого Аргонавта и собственное хладнокровие позволили Фестину устоять на месте, а не броситься к фрейм-капсуле, облачающей в экзоброню. Он остался стоять на месте, глядя на три высокие фигуры, поднимающиеся по пандусу в орбитер, плавно переставляя тонкие ноги-ходули.
Конкулисты, воины Владеющих Разумом. Но, присмотревшись, Фестин понял, что именно видит перед собой. Не инопланетян, а их костюмы, движущуюся броню, начиненную механикой и электроникой вместо живой плоти Владеющих.
- Вижу, что на тебя они произвели впечатление. Значит, с настоящими живыми конкулистами ты уже имел дело.
Фестин только кивнул, вспоминая первую встречу с ними на Луа, еще тогда, когда очнулся от криосна.
Псевдороботы остановились, и, получив приказы Аргонавта, начали деловито суетиться, упаковывая все то, что можно было перенести с орбитера на «Нескию». Особенно осторожно перемещали нескольких варфреймов, за чем Фестин следил лично. А после он и Ордис сами покинули отслуживший свое орбитер и вступили на борт корабля орокин.
Уже знакомый с архитектурой орокин по руинам и Башням, Фестин ожидал увидеть внутри все те же белые и золотые цвета. Но внутри их втретила минималистичная серость стен и оборудования – корабль явно создавался не для красоты. В остальном же он напоминал покои заброшенного города на Луа, где можно было встретить золотых призраков орокин. Только здесь этих самых призраков было раз, два и обчелся. Всем заправляли механические конкулисты, оснащенные вместо оружия разнообразными инструментами и «руками».
Фестин уже перестал удивляться, следуя вместе с Ордисом и механическими помощниками за Аргонавтом. Коридоры, двери которых вели в различные лаборатории, горизонтальные и вертикальные шахты лифтов, уводящие в разные уровни и отсеки корабля. Они погрузились в один из них, и огромная стеклянная кабина понесла их куда-то вниз.
- Мы направляемся к двигателям, - пояснил Аргонавт. – Пока «Неския» висела в Бездне, а я занимался исследованиями, то не обращал внимания на жизнь внутри корабля. Признаться честно, иногда меня удивляло, что на «Нескии» я больше не встречаю никого живого. Я слишком увлекся Владеющими Разумом… В двигательном отсеке есть прототип операторского кресла для управления звездолетом. Правда, создавалось оно для орокин, для их разума. Надеюсь, что твои способности Переноса Сознания, тенно, позволят подключиться к системам управления. Я и Ордис постараемся помочь. Если получится, то далеко лететь не придется – когда-то орокин увели «Нескию» в Бездну без разгона, на том же месте, где она была и в реальном мире.
- То есть можно вернуть звездолет в Систему прямо возле Сатурна?
- Именно так. Но важно еще то, что, произведя верные расчеты, можно вернуться лишь на секунду после того момента, как твой орбитер провалился в Бездну. На «Нескии» все еще установлены орудия орокин… Да, они были почти бесполезны против Владеющих Разумом, но с этим гринирсим фоморианцем, я думаю, справятся.
ivan_malinin
22 июн, 2017 09:59 (UTC)
Warframe: Обретение надежды 5
Лифт остановился, выпустив их в хорошо освещенном помещении, комнате реакторов, которые напрямую снабжали энергией двигатели корабля, сейчас отключенные. Столбы синей энергии внутри защитных полей были окружены здоровыми белыми ветвями древа орокин, служившими средством передачи энергии. Фестин увидел и закрытое операторское кресло пилота, больше, чем в орбитере и выглядящее иначе. Но ведь и сам звездолет был не маленьким десантным корабликом тенно.
Фестин понимал, что он мог был лучше изучить «Нескию» и содержащиеся в ней атйны, просмотреть данные исследований Аргонавта, но… главным сейчас было вернуться в Солнечную Систему и попытаться спасти станцию «Крония». Таков был долг тенно. Долг его, Фестина. Он понял, что сейчас сам рассуждает, следуя древнему кодексу чести. Но медлить было нельзя.
Ладонью, облаченной в перчатку нательного комбинезона Переноса он прикоснулся к темно-серому изгибу кресла. Оно начало беззвучно раскрываться, а сзади него зашевелились белые ветви, накачивая систему управления энергией.
Аргонавт снова схлопнулся, внедрившись в основные корабельные системы так же, как это делал Ордис на орбитере. Корабль ощутимо задрожал, когда цефалон запустил предварительный этап старта двигателей.
Фестин сел в кресло, обнявшее его биопластиком. Оператор почувствовал тепло энергии орокин, но ощущения были другие, непривычные. А после кресло начал смыкать над ним свои створки. Фестин знал, что сейчас произойдет. Запустится процесс Переноса.
Перенос позволял управлять варфреймами и орбитером, а однажды Фестин даже погрузился сознанием в древнюю механическую тварь орокин – Червя. Но здесь, сейчас все было иначе. Он погрузился во тьму, всяческий звук исчез. В голове звучали только электронные трели цефалонов, утратившие характер слов. А потом возникла вспышка – так система управления отреагирвоало на чужое, не орокинское, сознание в операторском кресле. Фестин, будто повиснув в невесомости, буквально физически ощутил, как началось полное считывание его памяти, сканирование мозга. Теперь оставалось только ждать реакции корабля. И обещанной помощи цефалонов.
Сосредоточенный над получением доступа к кораблю, Фестин и не заметил момента, когда этот доступ был ему разрешен. Он вдруг оказался висящим посреди Бездны, окутанный космическим «туманом» и ощутил, насколько выросло его тело – обтекаемые контуры звездолета орокин теперь были его телом.
- Получилось, Оператор! – воскликнул где-то в глубине его тела Ордис. Аргонавт что-то одобрительно пробормотал.
- Корабль обладает собственной системой монорельса. Подозреваю, что тебя вырвало из реальности только потому, что производилась профилактическая перезагрузка этой системы. Активируй ее, а я поработаю над координатами выхода.
Фестин отправил часть своего создания на запуск монорельсовой системы. Древние технологии подчинялись мгновенно.
- У «Нескии» имеется какая-то защита?
- Экранирование достаточное, чтобы выдержать близкий взрыв ядерного реактора или снаряда.
Фестин успокоился. Ему вовсе не хотелось, что звездолет попал под удар фоморианца, вынырнув вблизи «Кронии». Он запустил крутящиеся кольца монорельсовой системы на полную мощность.
- Координаты готовы, - Аргонавт явно был доволен собой. – Только прикажи, и…
Фестин дал двигателю мысленный толчок…
ivan_malinin
22 июн, 2017 11:32 (UTC)
Warframe: Обретение надежды 6
… Орудие главного калибра Фоморианца Балора почти достигло полной зарядки, чтобы выстрелить по станции Операторов. Десятки подбитых кораблей отступников дрейфовали вокруг громады гринирского звездолета, тела мертвых тенно усеивали пространство вокруг.
Варфреймы на арчвингах продолжали совершать попытки атаковать фоморианец изнутри, но исход был предрешен – эвакуационные корабли синдикатов вывозили население «Кронии» под прикрытием оставшихся в строю фрегатов Стального Мередиана.
И тут фомориаснкий звездолет, наконец, вышел на дистанцию прицельного выстрела. Ядерная энергия красны сияющим лучом прочертила космос и ударила по… столь же огромному кораблю, в котором пораженные оставшиеся защитники –тенно и гринирские пилоты опознали одну из привычных форм орокинских Руин. Только это были не руины. А действующий звездолет…
…произошло то, чего Фестин и опасался – «Неския», появившись прямо возле атакуемой станции, попала прямо под удар супероружия гринир. Но слова Аргонавта насчет защиты подтвердились. Даже более того – щиты орокинского звездолета, поглотив огромное количество энергии, просто перенаправили ее, обработав, в орудийные системы, сберегая энергию реакторов корабля. И «Неския» множественным залпом плазменных орудий выстрелила в ответ. Между двумя кораблями словно протянулись яркие блестящие гирлянды, только гирлянды эти были смертоносными и прошили поля фоморианца, словно бумагу, врезаясь в черно-красный корпус корабля.
На всех частотах, что ловила сейчас «Неския» Фестин услышал голоса Лотос и Симэриса, призывающие отступить всем оставшимся тенно на безопасное расстояние. Судя по всему, они оба знали, на что способен орокинский звездолет.
Повторять залп «Нескии» не пришлось – плазменные заряды попали через обшивку фоморианца внутрь, взорвав главные энергоцентр корабля.
По всему телу гринирской махины начали вспухать пучки взрывов там, где сорвавшаяся с цепи волна ядерного пламени пыталась выбраться наружу, сметая внутри все на своем пути. А после фоморианца полностью поглотил свет.
Ослепленный Фестин, будучи сейчас «Нескией», положился на отслеживающие системы: взрывная радиационная волна расходилась от эпицентра взрыва, стирая обломки и мелкие астероиды. Но, добравшись до орокинского звездолета, уже отрастила свою силу, и корабль просто качнуло, как на морской волне. Никогда еще фоморианцы, а тем более самые массивные и опасные из них, Фоморианцы Балора, не уничтожались прямой атакой, бойцы тенно могли уничтожить вражескую машину войны, только проведя диверсию, запустив разрушение реактора изнутри. Теперь же все изменилось. Остатки флота сопровождения гринир отступали.
Радиочастоты взорвались ликующими возгласами Операторов, и прошла пара минут прежде чем сквозь них смогла пробиться Лотос.
- Фестин, ты всегда был сумасбродным оператором, не слушая ни меня, ни Тешина, но это… Это же боевой корабль орокин времен Старой Войны!.. – в голосе Матери слышалось благоговение. И улыбка.
Прежде чем Фестин смог ответить, в разговор влез древний цефалон корабля.
- Ната!.. Как же давно я тебя не слышал.
- Арго! Но… Я уже не Ната. С тех пор,как стала заботиться о своих детях, убереая их от отца.
От этих слов у всех тенно потеплело на душе.
- Хункау, - пророкотал Аргонавт. – Но теперь все изменится,… Лотос. Ибо «Неския», данные на ее борту, материалы исследований даруют Солнечной Системе надежду, что не смогла даровать раньше. Новую надежду, что позволить выступить против нашего Врага. Снова.
Многочисленные арчвинги и корабли синдикатов устреились к орокинскому звездолету. Сам Симэрис присоединился к встречающей процессии и был несказанно рад своему старому учителю, пообещав распространить новые знания среди всех тенно.
Так Операторы впервые познали тайны Владеющих Разумом. И теперь они смогут выступить против Тени Хункау…
ranapusha
23 июн, 2017 02:52 (UTC)
Re: Warframe: Обретение надежды 6
+2 за третий комментарий
( 12 слов — Сказать )

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
Мы ВКонтакте
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"






Яндекс.Метрика





Календарь

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com