?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня

Лето шлет привет, извиняется за погоду и дарит вот такую картинку для раунда))
123.jpg
Интерпретация свободная - пишем, что душе угодно и ощущаем на лице тепло солнца и морской бриз)
Проза - 3000 знаков с пробелами (меньшие по объему произведения идут вне конкурса), стихи - без ограничений.
Дедлайн - 02.07.2017, 8 утра.
Желаю всем удачи и творческого настроения!)

Подробнее о правилах игр можно узнать здесь: http://writing365.livejournal.com/427293.html

Комментарии

( 20 слов — Сказать )
arico_samaa
30 июн, 2017 10:38 (UTC)
Дом-на-краю

Странным туманным утром я снова просыпаюсь один. Комната полна смутных теней; на бледных стенах спят поблекшие от времени цветы, по-детски склонив беззащитные коричневые головки. В углу примостился такой же блекло-коричневый мотылек, заполз между двумя букетиками и надеется, что так его никто не заметит.
Я притворяюсь, что не замечаю.
В Доме-на-краю пахнет пылью, стиральным порошком и древесной трухой. Она остается на пальцах, когда прикасаешься к дверному косяку, к подоконнику, к оконной раме. Все здесь стерлось и истончилось от бесконечного течения времени.
В Доме-на-краю две кровати, аккуратно застеленных непонятно кем; но каждое утро я просыпаюсь здесь один. Вторая постель всегда холодна и нетронута. Раньше я не спешил вставать, долго лежал и смотрел на нее, прищурив глаза; когда ресницы почти сомкнуты, иногда кажется, что там кто-то лежит. Я смотрю молча, представляя себе, как жаль тебя будить, как жаль нарушать твой сладкий утренний сон. Я решаю подождать и, устав смотреть, смеживаю глаза. А потом просыпаюсь один.
В Доме-на-краю я всегда просыпаюсь один. Так уж тут заведено.
…Подоконник и раму красили столько раз и так давно, что уже не разберешь, какого они цвета. Белая краска растрескалась и сошла, обнажая темно-синюю, под хлопьями темно-синей, кажется, желтая… они все так сильно выцвели, что вполне можно принять за белое желтое или, скажем, бледно-розовое, цвета послезакатного неба… Я уже давно не гадаю о том, что здесь какого цвета. Я просто ласкаю ладонями пыльную поверхность, слушаю, как она шуршит, когда частички времени оседают на пальцах.
Розового здесь нет, и желтого тоже. Небо сегодня серебристое, песок – серый, а притихшее море холодного свинцового цвета. Из приоткрытого окна веет тревожным щемящим холодком, а на подоконнике под большой глянцевой раковиной трепещет белый листок. Я знаю: это ты пишешь. Ты пишешь мне каждый день: куда уходишь, зачем, пишешь, когда вернешься и что принесешь мне. Ты всегда возвращаешься поздно, но всегда что-нибудь приносишь – ракушки, цветы. Рядом с письмом стоит круглая коробка – твой вчерашний подарок. Она еще полная. Не глядя, я открываю ее, достаю твердую гладкую конфету и верчу в пальцах.
Я не знаю, зачем тебе каждый день ходить к морю. Я догадываюсь, что ты что-то хочешь там найти; не эти маленькие подарки; что-то другое, что-то необычайно важное. Мы с тобой никогда об этом не говорили; может, я напишу тебе об этом до вечера. А может, и нет. Но ты каждый раз обещаешь скоро вернуться; спасибо тебе за это.
Море – это Край. Сюда никогда никто не приходит, здесь никогда ничего не найдешь. Надо этим морем не кружат птицы, не гадят на подоконник, не будят по утрам. Пляж всегда жемчужно-серый, чистый и пустой. Здесь блекнут краски, оставляя лишь вечную голубовато-серую дымку. Здесь нет ветра, но на песке почти не остается следов. Даже моллюски, чьи ракушки вода выбрасывает на берег, видимо, живут и умирают в другом, далеком краю. По крайней мере, ни одного живого мне видеть здесь не приходилось.
…Окатанный камешек выскальзывает из пальцев и катится по полу. Я вздыхаю, достаю чистый листок и карандаш, усаживаюсь у окна и смотрю на море. Стул поскрипывает, постукивает грифель; шепчет море, пока я записываю:
«Доброе утро! Сегодня пойду прогуляюсь вдоль дюн с западной стороны. Я тебе рассказывала, что там есть дюны?.. Не понимаю, почему ты никогда не хочешь сходить прогуляться со мной? На море хорошо, там свежий воздух. Там облака. Там ракушки.
Не скучай. Я очень скоро вернусь. И обязательно что-нибудь тебе принесу! Угадай, что это будет?..
Целую!»
…В Доме-на-краю ты всегда просыпаешься один.
ivan_malinin
30 июн, 2017 10:43 (UTC)
Очень здорово и проникновенно! Читая, будто сам оказывааешься там, будто это - твоя собственная история, твой сон, что только вспомнил) Чувственно)
streletc_art
3 июл, 2017 17:14 (UTC)
Как всегда у тебя - смутное предощущение драмы, которой на самом деле нет, а есть просто другой мир. Ну, просто другой мир тут рядом, что такого. Разминулся малость лет на сто )))
arico_samaa
11 июл, 2017 09:20 (UTC)
:))))

>смутное предощущение драмы, которой на самом деле нет, а есть просто другой мир. Ну, просто другой мир тут рядом, что такого

Блииин, спасибо)) какая сочная характеристика моего стиля )))
streletc_art
11 июл, 2017 10:41 (UTC)
Ключевое слово "стиль" )) Если он есть, его нетрудно охарактеризовать ))
Но ты действительно это умеешь, и я не не знаю, за счёт чего. Хотя можно узнать, даже интересно.
Главное, что у тебя это есть где-то среди оперативных программ внутри )) А как это выражается через речь - дело технического анализа. Можно и узнать ))
Если говорить образно, то это ассоциируется с вкрадчивыми шагами по неизвестной земле, полной ежеминутной неожиданности. Причём, что характерно, идёшь не ты. Идёт кто-то. Но ты уже не можешь не вовлечься в это эмоционально.
Всё очень кинематографично у тебя. Ощущение, что смотришь фильм Тарковского.
jarvize
30 июн, 2017 14:01 (UTC)
Этим летом ты познакомился с морем. Со слепящим блеском волн, с головокружительной качкой прибоя. Море оказалось хорошим другом. Когда тебе грустно – оно обнимет ласково, нежно перебирая волосы. И груз тоски станет чуточку легче. Когда ты счастлив и мечтаешь мчаться навстречу небесам, море подхватит тебя могучей ладонью, и, кажется, вот-вот забросит к самому Солнцу.
У моря много игрушек. И оно щедро делится ими с тобой. Красивые камушки, причудливые деревяшки, водоросли, медузы. Но главное – песок. Ты строишь из него крепости на берегу, и, хохоча, наблюдаешь, как их слизывает прибоем. Ты придумываешь хитроумную систему рвов и волноломов. Это оттягивает конец песчаного строения, но ненадолго. Море всегда побеждает, но ты не расстраиваешься. В игре должен быть победитель. Возможно, когда-нибудь им станешь ты. Вчера ты использовал в волноломе камни, и он продержался целых четыре волны. Победа все ближе.
Ты любишь лежать на воде и смотреть в небо. На земле ты краем глаза видишь какие-нибудь кусты, или строения. Но на воде есть лишь море и небо. Где-то высоко-высоко неспешно проплывают чайки. Ты видел их совсем близко, и знаешь, что это суетливые птицы. Но когда они вот так парят в небесах, то кажутся младшими братьями облаков. А на твоих ресницах блестят в солнечном свете капельки воды. Ты лежал бы так целую вечность, но от яркого света вскоре начинают болеть глаза. И зажмурившись, ты сосредотачиваешься на том, как волны щекочут виски.
Сегодня штормит. Родители говорят тебе, что сегодня купаться нельзя. Глупые. Они не понимают, что море – твой друг. Оно не обидит тебя. Разве что шутя плеснет в лицо. Но родители важны. Родители защитят от всего, объяснят непонятное, и подарят новое. Родители привезли тебя к морю. Ты идешь к берегу, ведь можно поиграть, не заходя в воду. Снова строишь замки, наблюдая, как вода слизывает песок. Но то и дело ты смотришь на воду. Такого моря ты еще не видел. Яростное, порывистое. Оно пугает и завораживает. Впервые ты испугался моря. Но все те долгие часы, когда море играло с тобой, горят в твоей памяти ярким огнем. Ты не хочешь верить в то, что море опасно. И не смотря на запрет, ты идешь к воде, чтобы доказать себе, что даже такому морю можно доверять.
Ты снова лежишь на волнах, отдавая морю всего себя. Ты заплыл далеко – дальше, чем когда либо. Но вот ты чувствуешь усталость. Ты разворачиваешься к берегу и плывешь. Но берег не становится ближе. Море не отпускает. Море хочет играть еще. Ты плачешь, но море не замечает слез. Еще капля воды, да крупинка соли – в море бесчисленное множество таких. Ветер бросает брызги тебе в лицо, и вот ты уже не понимаешь куда плыть. Ты отчаянно пробиваешься сквозь ставшую враждебной воду. Но прохладная вода быстро остужает твою решимость. Тело становится тяжелым. Все чаще вместе с воздухом ты глотаешь воду. И когда твой разум навсегда растворяется в соленой воде, ты понимаешь, что морю нет дела до тебя. Но если ты этого не замечал до сих пор – то и ты не стремился понять море.
Тебя больше нет. А море продолжает играть оставшейся бездушной куклой, подбрасывая на волнах и кружа.

Edited at 2017-06-30 14:04 (UTC)
miradella
30 июн, 2017 16:15 (UTC)
+5 баллов
Галина Кирсанова
30 июн, 2017 16:54 (UTC)
Где ты, мудрость?
Пахнет морем. Ветер кидает в лицо соленые брызги, злится, но костер, разведенный на пляже, затушить не может. Мы справно подкладываем сухие поленья, и огонь жадно въедается в них. Уже ночь и море кажется огромным чернильным пятном, протянувшимся, куда глаз хватает. Даже звездное небо выглядит выцветшим на его фоне.
Одинокий силуэт замечаем сразу. Тревоги нет, но смех в нашей небольшой компании сразу стихает и каждый прислушивается, как шуршит песок, под ногами идущего.
Старуха неторопливо приблизилась, молча кивнула и села на песке возле нас. Огонь выхватил ее обветренное лицо, изрезанное глубокими морщинами и впалые проницательные глаза.
Она не проронила ни слова, словно нет ее, и разговор наш постепенно потек в прежнем русле. Сальные шуточки сменились задушевными речами и про старуху все вскоре забыли.
Решили ополоснуться в ночном море. Шумной гурьбой ребята бросились в еще теплую воду. Я тоже хотела подняться, но что-то меня остановило.
- Хочешь познать мудрость? - прошептала старуха.
От костра было жарко, но по телу пробежал озноб. Нагнувшись к огню, старуха выжидательно смотрела на меня. Пламя облизывало ее загрубевшую кожу, а мелкие искорки вырывались из-под рук и уносились вверх, теряясь в темноте.
- Мудрости мне всегда не хватало, что и говорить, - усмехнулась я в ответ, а про себя подумала: «Неужели сидела бы у костра ночью на пляже? Будь я хоть капельку мудрее, не стала бы так беспечно прожигать время».
Старуха понимающе кивнула.
- Жизнь коротка, но я могу помочь, - ее голос смешался с шорохом набегающих волн, с криками ночных птиц, - отдай мне часть своих лучших воспоминаний, вот увидишь - ты станешь мудрее, обещаю. Но ты забудешь о них навсегда.
Я надолго задумалась. Все что происходило со мной сейчас, казалось мне архиважным и забывать ничего не хотелось. Я перебирала друзей, семью, однокашников… Лучшие воспоминания… Медленно возвращаясь в прошлое, добралась до школы, сада и поймала себя на мысли, что улыбаюсь. Мои детские воспоминания наполнили сердце теплотой. Но это же было так давно!
Перед глазами мелькали давно забытые картинки: песок жжется под ногами, когда бежишь по пляжу с воздушным змеем в руках, но стоит подойти ближе к воде и пенная прохлада успокаивает. Шарик весело тявкает, ловит убегающие волны. А ветер с пляжа приносит смех родителей. Но это было давно, будь я мудрее...
- Договорились, - почти выкрикиваю, так хочется мудрости. - Воспоминания детства годятся?
Старуха молчит, но по лицу вижу – довольна. Мягкая улыбка освещает ее сморщенное лицо. Мне даже начинает казаться, что она молодеет.
Оглядываюсь по сторонам, разгоняя навалившуюся внезапно усталость, дотрагиваюсь до своего лица переставшими слушаться пальцами и не узнаю. Загрубевшую кожу покрыли глубокие морщины. Не в силах отнять рук, вглядываюсь в старуху. Сквозь щелочки пальцев пламя костра освещает посвежевшее лицо.
- Мы молоды, пока храним в душе память о детстве, - смеется она. – Но теперь, когда мудрость пришла к тебе, ты и сама понимаешь это.
Руки стали влажными от слез. Я ощущала немощность и глубокую мудрость. Только на что она мне?
Где-то неподалеку захрустел песок под ногами идущих. Это, наверное, друзья возвращаются с пляжа. Узнают ли меня, помудрившую? Я попыталась подняться, но что-то сильное потянуло меня за плечо и затрясло. Крик застрял в горле, мне с трудом удалось разлепить глаза.
Небо уже выцвело по краям, а у самого горизонта кремовая полоса предвещала рассвет.
- Ну, Сонька, ты настоящая соня, - засмеялся Женька. – Эй, да ты что, приведение увидела? – не выдержал он, поймав мой встревоженный взгляд.
А я, как безумная, ощупывала свое лицо, выискивала морщинки, но их нигде не было.
- Жень, - прошептала я хриплым ото сна голосом, - я что, совсем не изменилась?
Женька почесал затылок, внимательно оглядел и удивленно хмыкнул. У меня сердце ушло в пятки. Вот оно…
- Странная штука, - наконец заговорил он, - вроде ты – Сонька, как Сонька, а если приглядеться – в глазах у тебя, как будто мудрости прибавилось.
- Ах, ты, - горсть влажного песка нашла его, пусть знает, как пугать. А то я уже себе напридумывала.
Про этот странный случай на пляже я так никому и не рассказала, а мудрости у меня и правда прибавилось. Берегу теперь свои воспоминания и уроки из них извлекаю.

Edited at 2017-06-30 16:57 (UTC)
miradella
30 июн, 2017 19:39 (UTC)
Re: Где ты, мудрость?
+2 балла
Юлия Попова
1 июл, 2017 21:47 (UTC)
Светло и тепло на душе,
Не правда... Тепло и светло.
А может все дело в росе?
Или в солнце, что дарит тепло?

Хочу поделиться с тобой
Закатом грядущего дня,
Хочу подарить тот покой,
Подаренный силой дождя.

Солёный немного рассвет
Щекочет,а там за горой
Оду птицы поют,
В честь нашей встречи с тобой!

Улыбка, мимолётный взгляд,
Руки касание,
Себе объяснить не смогла,
Перевернут мой мир и сознание!

Все планы теперь неважны,
За нами следы на песке
Загладит прибой,
Нет места тоске,
Рука твоя- в моей руке.

Потеет ладонь, на губах-
только ты
Не могу надышаться тобой.
Нет слов,
Мне больше они не нужны,
Молю, останься со мной!
streletc_art
3 июл, 2017 13:35 (UTC)
Слушай... а ведь это ОКНО!... )))
ivan_malinin
4 июл, 2017 16:31 (UTC)
Море внутри
(Публикую начало, ибо еще долго работать над произведением))

Никто не хотел покупать дом, стоящий на отшибе, возле самого берега. Некоторых не устраивала такая близость к воде – они опасались сырости, других смущала обстановка комнат. Складывалось ощущение, что агент по недвижимости продает коттедж за спиной у жильцов, вышедших искупаться или позагорать. Понять, что дом не жилой, можно было, только внимательно присмотревшись – мебель не была покрыта полиэтиленом, но вот тонким слоем пыли – определенно.
Таким было, по словам риелтора, условие предыдущего хозяина дома: продать со всем содержимым. Ну или почти со всем – вряд ли осталась бы одежда или какие-то личные вещи. Так риэлтор и говорила всем всем клиентам – дом продается «со все содержимым». Клиенты бродили по комнатам, охали, ахали – и не покупали, находя, к чему прицепиться: условиям, или завышенной, по их мнению, цене, или еще к чему-то.
Все это рассказывала мне Маргарет Энс, уже немолодая агент по продажам, пока я осматривал комнаты, заполненные приглушенным светом прибрежного полудня. С чего бы ей надо было жаловаться потенциальном покупателю, я так и не уразумел, ведь она своими словами могла только отбить мое желание приобрести дом. Но видно, многолетний опыт подсказывал ей, что я за человек – желание купить это имущество только крепло, а мысли того, кем я являлся, уже вырвались на волю и порхали любопытно вокруг всего, что было в доме.
- Я покупаю, - вот так, двумя простыми словами, я превратил жалобы Маргарет сначала в улыбку на ее лице, а после в набор привычных для нее фраз о хорошем приобретении и достойном вложении средств. Но я уже и сам чувствовал – этот дом станет для меня... чем-то…
Чем?
Чувствовать чувствовал, но понять пока не мог. Понимание придет позднее, а пока я отправился в город, чтобы подписать необходимые бумаги.
Спустя несколько часов я уже был полноправным хозяином дома. И уже вечером, с бокалом вина в руке – надо ведь было отметить покупку - я стоял перед окном второго этажа, выходящим на море и смотрел, как солнце погружается в воду, словно смешивались две краски торопливого художника. Озаренный нежным розовым светом пляж был практически пуст, только одинокая фигура девушки нарушала песчаное одиночество. Видимо, она тоже любовалась закатом. Я долго смотрел на нее, все надеясь, что она обернется (ведь если долго смотреть на человека он это чувствует). Но солнце почти погасло, а она так и не повернула головы. Я смотрел на пляж, напрягая зрение, пока совсем не стемнело, но дождался только ее медленного ухода, а легкий вечерний бриз развевал ее волосы, смешивая с темнотой.
Я не стал зажигать свет, при помощи экрана мобильного добрался до гостиной, приведенной в относительный порядок, и уснул на диване, под шум волн. Так я стал хозяином дома «со всем содержимым».
ivan_malinin
4 июл, 2017 16:32 (UTC)
Море внутри. Продолжение
Музыка, прорвавшаяся сквозь пелену сна, заставила меня открыть глаза. Вместо сновидений тут же нахлынуло недоумение – обстановка была незнакомой. Я уж было подумал, что уснул в гостях у кого-то из друзей, протирая глаза и осматривая комнату. Но шум воды и приглушенные стеклом крики морских птиц напомнили мне о вчерашнем дне. Я, наконец, дотянулся до телефона, но музыка оказалась не будильником (будильник и раннее утро я бессовестно проспал). Это был входящий вызов Джареда Колла, моего нового литературного агента. Включив громкую связь, я откинулся на подушку.
- Уже начал новую книгу? Я прочел синопсис, наброски…
- Колл. Я только приехал. Вещи еще не распаковал, - взгляд упал на картонные коробки, что прибыли вчера вслед за мной на грузовике. – Следовательно, книгу я еще не начинал. Ни строчки. Ни словечка.
Голос громче моря за окнами и не думал успокаиваться.
- О чем будет роман?
- Ты ведь читал синопсис, - я все-таки решил подняться, и распахнул окно, впуская свежий ветер.
- Да, но…
- О призраках. Наверное, Я не знаю, если честно. Не знаю. Буду пробовать…
- Пробовать? Ты ведь автор бестселлера, и…
- Это автоматически делает меня гениальным писателем, которому известно все и нет преград для творчества?
- Конечно, нет. Ладно. Обживайся. И… Айв? Не забывай звонить, ладно? Вы с Диком были друзьями, он бы не хотел, чтобы ты забросил все, чего достиг. В общем, не пропадай, живи и твори.
- До скорого, Колл.
Звонок завершился – Джаред повесил трубку. А я стоял возле открытого окна, позволяя призракам морских ветров ворваться в комнату. Призракам… Да.
Я с удивлением обнаружил, что снова смотрю на девушку на берегу, идущую по самой линии прибоя. Была ли она той самой вчерашней так и не обернувшейся незнакомкой? За ней, прыгая по воде и то и дело отряхиваясь, бежал щенок.
Я помахал им рукой, но девушка то ли не увидела меня, то ли была погружена в собственные мысли, а внимание собаки было захвачено игрой с волнами. Да и потом, дом уже некоторое время стоял пустым, поэтому те, кто гулял по пляжу, вряд ли обращали на него внимание.
Но сейчас, махая ладонью незнакомке, ощущая пальцами легкую водяную пыль, я хотел быть замеченным. Хотел, чтобы мне помахали в ответ, просто так. Но девушка удалялась, покружилась в легком облачном платье еще какое-то время, потом направилась вверх по склону, и я потерял ее из виду. Обнаружил, что так и стою с поднятой рукой. Улыбнулся сам себе и решил позже, вечером, тоже сходить к воде, погулять по песку. А пока…
Я заказал себе привозной еды и занялся вещами, разобрал чемоданы с одеждой, коробки с книгами и дорогими мне сувенирами, ноутбуком и печатной машинкой. Все этой было разложено тут же, на полу, на диване, на креслах. Некоторые книги были раскрыты, освобожденные от пленки, и бриз звал полетать их страницы вместе с птицами. А я ходил по комнатам, прикидывая, куда что расставить. В одной из спален обнаружился неплохой вместительный шкаф с кучей одиноких вешалок, и одежда без промедления отправилась туда. И тут я почувствовал (а может и услышал) что у входной двери кто-то есть. Как почувствовал? Вот уже не знаю.
«Неужели так быстро сработала доставка еды?», подумал я, подойдя к незапертой двери и беззвучно раскрыв ее – петли был отлично смазаны.
Ощущения меня не обманули.
ivan_malinin
4 июл, 2017 16:33 (UTC)
Море внутри. Продолжение 2
На крыльце стояла девушка – не прошло и мгновения, как я опознал в ней ту самую незнакомку. Светлое летнее платье-разлетайка, прекрасное безумие растрепанных ветром темных чуть вьющихся волос, брови, слегка нахмуренные, и… закрытые глаза. Ее рука застыла сжатым кулачком аккурат напротив моей груди (похоже, неожиданная гостья не поняла, что дверь уже открыта). А потом она постучала. Думая, вероятно, что сейчас раздастся сухой «деревянный» звук.
Два удара кулачка в грудь вызвали улыбку, а третий я аккуратно погасил ладонью в тот момент, как девушка открыла глаза.
Секунду мы смотрели друг на друга, причем ее не смутило, что ее ладонь осталась в моей. Она не шарахнулась от меня, не потупила взгляд из-за того, что попала в неловкую ситуацию, просто медленно опустила руку.
- Я махал вам из окна / - Вы махали из окна, - слова сорвались с цепей наших губ и бросились навстречу друг другу. Я замолчал, в ее больших глазах появился намек на улыбку. Она склонила голову.
- Я думал, вы не заметили / - Я думала, здесь никто не живет.
Снова.
Молчание.
- Я заметила. Точнее… Сначала не заметила. Отблеска солнца. Не словила кожей… солнечных зайчиков…Окно было закрыто. Обычно. А сегодня нет. Я не обернулась, просто искоса увидела… вас. Так вы его купили?
- Что, простите? – ее голос завораживал, соревнуясь с карими глазами.
- Дом. Он теперь ваш? Его долго никто не покупал.
- Дом.. Да. Я только вчера въехал… Вот, даже вещи не разобрал еще, не успел…
- А почему именно этот? Никто на него не обращал внимания, несмотря на все усилия агентов.
Мы так и стояли, отделенные друг от друга порогом, ничтожным расстоянием меж двух миров разных людей. Пригласить в дом или выйти самому, решал я. Но она стояла так, как будто не желала ни того ни другого. Ни зайти самой, ни посторониться немного, чтобы я вышел ей навстречу. А из-за ее ног выглядывал смешной щенок.
- Почему этот… Он показался мне… загадочным. Наверное, так, да. Одинокий дом на холме у берега моря, в отдалении от других… Вы часто бываете на берегу? Раз замечали бесплодные усилия агентов.
- Ага. То с собакой гуляю, то со змеями, - уголок ее губ приподнялся в улыбке.
- И вчера были? – я решил, что про змей она шутит.
- Вчера… да. Была. Надо было увидеть вас еще вчера?
Я не сказал, что хотел бы этого. Просто смотрел на нее…
- Так что вы намерены делать?... С этим загадочным домом… Разгадывать его загадки?
- Айвен Расбри, - я не придумал ничего умнее, как протянуть ей руку для рукопожатия. Автоматический жест. А она ее взяла и пожала…
- Я писатель. И насчет загадок… почему бы и нет? Если не разгадывать, то хотя бы почерпнуть вдохновение для написания… разных вещей.
- Вот как. Писатель…
Звук машины отвлек нас от разговора и разнял рукопожатие. Доставка еды. Автомобиль свернул с дороги и подъехал к дому, просигналил пару раз.
- Мне пора, - девушка на шаг отступила от меня, потом еще на шаг. – Я хотела сказать… У вас окно открыто. Не то, откуда вы увидели меня, а я вас… Другое. Оно иногда открывается – ставни давно никто не чинил. Закройте. Не выпускайте загадки на волю… Айвен Расбри.
И она, не прощаясь, повернулась и направилась прочь.
Я попросил доставщика, уже принесшего пакеты с едой, подождать, и только и смог, что окликнуть ее, уходящую.
- Как ваше имя?
Она остановилась, наполовину повернула лицо к морю.
- Ви…ктория.
И, позвав щенка бежать за ней, скрылась за деревьями улицы, ведущей в город.
«Виктория».
Расплатившись за еду, я вышел и начал осматривать дом, обходя его по кругу, ища то самое окно, о котором упомянула девушка. Оказалось оно на втором этаже, рядом с тем, у которого я стоял вчера. Ставни его, и правда, выглядели рассохшимися.
Я вернулся в дом, взбежал по лестнице, но сразу не нашел нужной двери. А когда нашел, понял, что еще не заходил в эту комнату – слишком уж неприметной оказалась дверца. А когда я вошел…
То оказался, пожалуй, в самом интересном месте этого дома.
ivan_malinin
4 июл, 2017 16:33 (UTC)
Море внутри. Продолжение 3
Оно оказалось чем-то вроде рабочего кабинета. Как у писателя. Только… глубже, насыщеннее, ярче. Это было рабочее место… мечтателя. Или мечтательницы… Рисунки на стенах, приколотые к стенам тексты песен и листки с нотными линиями, испещренные музыкальной грамотой гитарных аккордов, небольшие мягкие игрушки, сухие цветы, не потерявшие своего великолепия и, на удивление, совсем не пыльные. В этой комнате вообще было чисто. Должно быть, от постоянно открывающегося окна. Но кто тогда его закрывал?..
Я подошел к подоконнику, усыпанному ракушками и морскими камушками. Здесь же стояла коробочка, тоже с морскими камушками, но уже – конфетами. А под большой раковиной наутилуса лежала пожелтевшая от времени и солнца записка с почти нечитаемым текстом.
«Мы ушли гулять к морю. Не скучай! Целуем…», прочел я про себя строчки, написанные женской рукой, не сдвигая раковину с места. Поднял голову.
Вид на море отсюда открывался более полно, можно было различить даже маяк, стоявший далеко на мысе. Я вытянул руки из вернул деревянные створки на место, кое-как зажав их старыми крючками. Еще раз осмотрелся с удивлением и интересом. Похоже, незнакомка открыла мне новое пространство для творчества – я уже решил принести печатную машинку и комп сюда, благо и стол, и стул здесь имелись.
Вдохновленный, я с неохотой покидал комнату, но надо было приводить дом, теперь уже мой дом, в порядок. Провозился я до вечера, не забыв, конечно пообедать и поужинать. А когда солнце снова начало свой спуск к горизонту, я таки вспомнил обещание, данное самому себе: сходить на пляж. А уж после сесть за работу
«Быть может, она снова мне встретится» - подумал я о Виктории.
Но, гуляя, по нагретому за день песку, я был одинок, как и она вчера. Наслаждаясь накатывающей на ноги водой, я прошелся вдоль берега и вернулся обратно. Ее не было. Только чайки кричали в небе, и их крик был очень похож на «Ви».
- Ви, ви, ви, - звали они ее, а я ждал, что дозовутся. Но нет.
«Быть может, она появится здесь завтра», подумал я, направляясь домой. «Будет гулять с собакой… или со змеями».
Мысли о ней не отпускали, надо ведь было ее образу так зацепить мое сознание. Поэтому я направился в комнату, где печатная машинка уже ждала моих пальцев, ждала слов, что лягут на бумагу.
И я начал писать, поглощенный мыслями…
( 20 слов — Сказать )

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
Мы ВКонтакте
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"






Яндекс.Метрика





Календарь

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com