?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня



Если ружьё висит на стене, оно должно выстрелить.

Это слегка перефразированная фраза Чехова относится к законам драматургии. Но если рассматривать её в контексте прозы, то ей можно отлично иллюстрировать такой инструмент писателя, как деталь.

Ружьё на стене – это деталь. Если оно висит – оно должно встрелить. То есть, если деталь вытащена на свет, она должна сработать. Не должно быть деталей проходных, просто так, для мусора и воды – все они, исходя из авторского замысла, должны, как муравьи, выполнять каждая свои уникальные задачи.


Если давать короткое определение детали, то получится так: это писательский инструмент в виде мелкой подробности, которая призвана дать характеристику образу или событию и подчеркнуть их особенности.

Это не совсем полно, но зато понятно.
Цели детали я тоже упрощу до безобразия, тоже с целью доступности для осознания.
Детали, таким образом, получим следующие:
Информационно-сюжетные
Предметно-описательные
Психологические
Символические

Разделить эти значения иногда трудно, да и не надо, в литературе вообще сложно что-то грубо отделять – разделение это чисто условное, для общего развития.
В общем, из этого простого списка видно, зачем, собственно, нужны детали:
- для того, чтобы что-то сообщить, максимально достоверное – например, что пришёл автобус, в который садятся герои (у автобуса могут быть забрызганы бока, или, наоборот, он весь сверкает, или он старый, или «Икарус» - в зависимости от того, что автор хочет придать своей деталью. Конечно, можно сказать, что по отношению к автобусу эти детали описательные, но дело в том, что этот автобус вообще-то и сам по себе почти деталь, то есть, нет нужды его описывать, а вот придать жизни и дополнительной информации событиям вполне можно. И совсем разные будут восприятия грязного, чистого или конкретно туристического автобуса.)
- для того, чтобы что-то конкретно описать – например, пейзаж, вид из окна или портрет персонажа;
- для того, чтобы подчеркнуть состояние героя или особенности его психологии;
- символические детали вообще особенные и самые интересные, они в основном, для того, чтобы читатель проникнулся и, может быть, призадумался.

Сейчас по всем пробежимся, а потом обсудим какие должны быть оптимальные условия для использования.
А они должны быть. Деталь – это мелочь, подробность. Если этого будет мало – будет голо, будет скучно, будет пусто, и ветер будет свистать в пустых углах наших страниц.
Если их будет много, будет тесно, будет пестринка глазам, будет нечем дышать и сложно пробираться сквозь текст, как сквозь кусты.


Тут у нас вчера писательский мир отмечал 80-летие Виктории Токаревой, так что я не могу не вытащить свою любимую писательницу и учителя в виде идеальных примеров.

Пример предметно-описательных деталей, когда просто перечисляются какие-то особенности – в данном случае – внешности.


Хозяин ресторана – живописный итальянец: на груди цепочки и бусы в шесть рядов. Волосы стянуты сзади в пучок и висят седым хвостиком. Худой. Значит, правильно питается.

А ниже пример «психологических» деталей – когда подробности рисуют и подпитывают эмоциональный уровень образа.

Увидев Евгения в раме ветрового стекла, она замахала ему рукой, как во время первомайской демонстрации, и устремилась навстречу. Глаза её на улице были яркие, как аквамарины, а дублёнка солнечная и пёстрая, расшитая шёлком, как у гуцулов.
Она отворила дверцу и рухнула рядом на сиденье, и в машине сразу стало светлее и запахло дорогими духами.

В отрывке очень компактно и кратко, но максимально выразительно подан образ женщины.
Детали здесь: цвет глаз, солнечная, пёстрая, расшитая шёлком дублёнка, дорогие духи. Вся эта кучка непринуждённо подана, одним пакетом – на зимней, скудной на цвета улице – вдруг такой яркий всплеск красок и запахов – словно букет, зимний яркий букет, похожий на заснеженный куст рябины. И слово «солнечная» придаёт всей картине мажор и положительную, энергичную экспрессию.
Кстати, тут и отличная работа с эпитетом: Вместо «жёлтая» или «рыжая», как просится сказать о дублёнке, она названа солнечной. Именнно само солнце вдруг ввалилось в машину – и всё теперь будет по-солнечному – весело, буйно, молодо..
И так именно и будет, потому что мы читаем дальше следующее:

— Ну, как живёшь? — спросил Евгений, ревнуя её по обыкновению ко всему и вся.
— Плохо! — счастливо улыбаясь, ответила Касьянова. И это значило, что сегодня опять начнутся выяснения отношений: они снова поссорятся, снова помирятся, — будет полная программа страстей.


Для примера символических деталей полезу к себе. Их есть у меня ))
«Розовый снег, фиолетовый дождь», отрывок.
По сюжету героиня приехала в дом, где 17 лет назад прошёл её медовый месяц, кончившийся печально и перевернувший всю её жизнь.

Смотрим, какими деталями всё насыщено.

Я оглядываюсь вокруг.
Почти всё здесь осталось по-старому. Только телевизор другой, последней модели. И ещё новшество – ковёр со стены перекочевал на пол. А на стенах появились картины. Странные, надо сказать, для подмосковной дачи картины. Вот на красном фоне бледная девушка в бикини, чёрные волосы до пят, рядом с девушкой, в рост – ваза, формой повторяющая пропорции женского тела. Или это флакон духов, а рядом – статуэтка? Ещё картина – множество крыш, над ними розовая луна в полнеба, на луне – аист, кошка, дельфин...
- Это рисует Кончита, - говорит Валя.
Я смотрю на картины. Море. Зелёное, прозрачное, тихое. На волнах – весёлый оранжевый мяч. И больше ничего. Но, приглядевшись, я замечаю в воде, в глубине, острую тревожную тень. Акула! Ничего себе сюжет!..

Казалось бы, всего лишь описание интерьера. Но давайте смотреть, как работают детали.
Сначала просто приметы другого времени, практически другой эпохи: ковры в советском союзе висели на стенах и были признаком зажиточности. Одновременно придавали уют и теплоту. Всё, кончилась эпоха, кончился уют и тепло, всё это в прошлом, всё – растоптана, всё под ногами.
Точно так же растоптанной оказалась любовь героини, которую она сейчас вспоминает и держит в подсознании.
Картины. Они даны для атмосферности, но они, как и ковёр на полу – для неё странны. Чужды. Непонятны. То ли девушка, то ли статуэтка. То есть, непонятно – живое это или неживое. А это тоже относится к состоянию героини, которая живёт в морозе ноября словно замершая, застывшая статуэтка, не в силах расправить себя изнутри.
Все детали, описанные на картинах – для неё не родные, не тёплые, чужие. Особенно удручительна последняя, где она в безмятежном пейзаже вдруг обнаруживает тень акулы.
Какая тут символика? Оранжевый мяч – символ солнца и детства. Море – символ безбрежности жизни. Акула – символ опасности.
Героиня – мама девочки-тинейджера. Она только что нанервничалась, потому что дочь пропала несколько часов назад после ссоры. Мать чувствует вину и бегает в поисках. Дочь нашлась, но страх у матери не прошёл. И вот созвучно этому страху работает деталь картины.
Неизвестно, что там на картине произошло. Может никакой трагедии. Как и никакой трагедии не произошло с девочкой. Но материнское чувство так и будет считывать эту возможную опасность, так и будет теперь до конца дней с ней эта тень акулы, тень угрозы, тень потери…
Поэтому картина, как деталь интерьера, поднимается тут до глубокого символического образа, который можно обсуждать, над которым можно думать.
(Сознаюсь, что пока писала, ничего такого не задумывала. Вот полезно иногда себя поанализировать. Рекомендую: интересные вещи можно обнаружить! )


Ну и наконец, об условиях использования.
Самое простое правило: чем длиннее произведение, тем больше у автора прав на использование цветистых кустов деталей. Читатель будет доволен и только спасибо скажет.
и соответственно, наоборот: чем короче наш шедевр, тем чётче и компактнее должны быть детали. Так что в рассказе, миниатюре держим ухо востро, иначе мы затянем восприятие читателя, и он устанет продираться к цели. В малых жанрах деталь должна быть меткой и цепкой.
Например, в «Хамелеоне» Чехова масса подробностей, но все они максимально выверены на объём и цвет. Двери лавок. Шинель, которую то снимает, то надевает Очумелов, в зависимости от того, куда его кидает страх – в жар, или в холод. Укушенный собакой палец. Н это всё чётко на своих местах, и невозможно убрать ни одну деталь, чтобы не разрушить всю ткань рассказа.

В заключение, в качестве домашнего задания предлагаю побегать по своим новоиспечённым текстам в погоне за деталями.
посмотрите, все ли они нужны? Все ли они говорящи? И если они говорят, то о чём?
Поговорите с ними )) Они иногда знают что-то лучше нас. У них свои секреты ))

С вами была Лариса Ритта, и у нас в рамках осеннего практикума осталось последнее занятие, на котором мы помузицируем ))


А вот чем мы занимались всю осень:
Подробный текстуальный анализ
Пейзаж и роль эпитета в пейзаже
Проза мужская и женская
смена пола рассказчика

Интерьер
Интерьер

Гардероб
Диалог
Экспрессивный диалог
Любовь
Buy for 10 tokens
***
...

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"

Метки

Разработано LiveJournal.com