?

Log in

No account? Create an account

Вчера | Сегодня

Задание второе.

Тема нашего задания ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.
В Вашем произведении, хотя бы раз, должна прозвучать фраза "Здесь и сейчас"




Стихи или проза. Минимальный (меньше НЕЛЬЗЯ! Исключение - стихи) объем зарисовки – 3 000 знаков , крайний срок 01.06.2018, 8:00 по Москве. Зарисовки и можно - и нужно! - выкладывать в комментариях к этой записи. При этом комментарий может быть написан с помощью аккаунта из любых других социальных сетей.

С полной версией правил нужно ознакомиться здесь

Вдохновения и удовольствия всем участникам!

Удачи, Sindy.
Buy for 10 tokens
***
...

Комментарии

( 41 слово — Сказать )
zamok_v_lesu
30 май, 2018 10:36 (UTC)
Здесь и сейчас
Боги, я не могу в это поверить! Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я стою на вершине горы, а подо мной проплывают облака. Понимаете, что это значит? Я в Карпатах! Здесь и сейчас! Говерла, я тебя покорила!

Я вдыхаю свежий горный воздух и никак не могу надышаться. От восторга дыхание спёрло, а быть может, ещё не восстановилось после трудного восхождения. Сбрасываю тяжёлый походный рюкзак, раскидываю руки в стороны и начинаю кружиться!

- Эге-гей! – кричу я из всех сил.

- Эге-гей! – вторит мне горное эхо.

Это Вселенная отвечает мне, она одобряет меня за мои усилия. Радуюсь, как ребёнок.

Начинает кружиться голова. Уставшая, но счастливая, падаю на траву. Раскинув руки, лежу и улыбаюсь. Смотрю, как на гору поднимаются мои спутники, один за другим. Они тяжело дышат, смахивают пот со лба, сбрасывают свои рюкзаки.

- Ох, я еле доползла! – хрипит Эля и падает рядом со мной. Мы лежим и смотрим в небо. А небо, в свою очередь, смотрит на нас. Оно улыбается. Я это чувствую. Знаю!
Дышу глубоко. Дышу счастьем. Наслаждаюсь каждым вдохом и каждым выдохом. Чувствую каждый запах, слышу каждый звук. Боги, это чудесно! Волшебно!

- Зачем тебе эти походы? – спрашивает Костя. – Грязь, пыль, комары, клещи, сон на твёрдой земле, безвкусная каша на завтрак, обед и ужин. С утра до вечера топать пешком в натирающих мокрых кроссовках? Да меня ни за какие пироги в поход не заманишь!

- А рюкзак! – подхватывает Андрей. – Зачем девушке тащить на себе пятнадцать килограммов? А с камерой и тонной объективов, что ты вечно носишь за собой, сколько? Все двадцать? Да чтоб меня покрасили!

- Ха-ха, а потом эти хрупкие девушки просят, чтобы мы поднесли им тяжёлые сумки! – смеётся Костя.

- Слушай, а ты не боишься, что тебя там националисты поймают и отправят на войну? – откалывает очередную остроту Витя. – Если девушка тащит двадцатикилограммовый рюкзак, то она и пулемёт на себе тянуть сможет!

В зале раздаётся смех.

Стеллка лишь высокомерно смотрит на меня и ухмыляется, поправляя свои длинные роскошные волосы.

Да ну их всех! Они никогда не поймут, не почувствуют того изумительного счастья, что охватывает меня в этот момент. Сейчас-тья. Разве я смогу им что-нибудь объяснить? Ведь они остались там, в пыльном и душном городе. Они там, внизу, а я здесь, наверху. Чтобы понять, что тянет меня в очередной поход, надо быть здесь, сейчас!

Отдохнув немного, вскакиваю на ноги и лезу в рюкзак за фотокамерой. Выбегаю, как одержимая, и начинаю лихорадочно щёлкать. Как же здесь божественно прекрасно! Хочется взять в охапку всю эту красоту и унести с собой. Обнять эту необъятную гору, прижаться с ней, как к самому близкому другу!

Захватить побольше и унести с собой – вот зачем мне нужен фотоаппарат. И я снимаю всё, что попадается в поле моего зрения: чудесные горные пейзажи, глубокие озёра-зеркала и крохотные домики, что виднеются внизу; уставшие и обгоревшие на солнце, но довольные лица моих спутников-туристов…

Хочется запечатлеть каждую кочку, каждый камешек, каждую травинку, каждый цветочек. Вон там ещё снег не растаял. А во-о-он барашки бредут, погоняемые колоритным гуцульским пастухом…

И ягоды, они тут повсюду! Целое море ягод: брусника и черника, покрывающая горы сочным красно-чёрным ковром; колючие непролазные кусты ежевики. Скоро мы сбросим высоту и будем искать место для ночлега, вот тогда и полакомимся вволю. Главное – найти чистый ручей. Впрочем, о чистоте здесь не сильно думаешь, напиться бы. А немного ниже, в лесу, такое разнообразие трав и грибов!

Комары, клещи! Тут и гадюки встречаются. Да, ядовитые. Ну, может и не насколько ядовитые, как языки некоторых людей, сидящих целыми днями в душных конторах. И не могу сказать, что не понимаю их. Если бы я безвылазно так сидела, ещё не так бы озверела!

Да ну это всё! Не хочу вспоминать эту гнусную городскую жизнь, не хочу даже думать о ней сейчас! Знаю, что скоро волшебная сказка закончится и мне придётся возвращаться в этот унылый опостылевший город, нырять с головой в серые обывательские будни. Знаю, в первое время меня накроет такая тоска, что хоть волком вой! Я буду пересматривать фотографии и плакать, плакать и пересматривать фотографии… Как всегда.

Edited at 2018-05-30 10:36 (UTC)
zamok_v_lesu
30 май, 2018 10:52 (UTC)
Re: Здесь и сейчас - окончание
Но какая разница, ведь это будет ещё нескоро. Какая разница, что будет завтра? Ведь я – только подумать – сейчас в горах! Я! В горах! Здесь и сейчас! И это всё, что имеет значение.
sindy11
30 май, 2018 12:04 (UTC)

Когда окинул землю бог


Решил он, что всетки смог


Здесь и сейчас, все совершить


И землю и зверей родить.


И океаны и моря


В одно мгновенье сотворя.


Он призадумался о том,


Что не оставит на потом,


Творенье главное свое, 


Кто будет забавлять его


И восхищать и волновать.


И принялся за главный труд


И не был с ним он очень груб


Стремился быстро воплотись


Все знания скорей явить.


Но первый ведь всегда сюрприз


И вот создание как приз.


Явился во плоти Адам.


Прошелся сразу по садам


Нырнул в ближайший водоем


С зверями поиграл с кем мог.


И загрустив от скуки лег.


-Дитя мое, что ж ты грустишь?


Съешь лучше персик, апельсин


Но божий сын уже не рад


Снимает с веток виноград


И ищет с кем бы разделить


Кому бы душу бы излить


Отец конечно хорошо, но мне бы..


Приятное лицо, кому в глаза


Смотреть смогу и говорить начистоту


Бог понял Адама запрос


Но матерьял уже закис


Пришлось использовать другой.


Адам махнув на все рукой,


отдал ребро ушел в запой.


И вот сквозь ветви продираясь


Бежала Ева улыбаясь.


-Адам икнув, глаза протер


-О Господи, ну ты хитер!


-Как смог ты это сотворить?


-Лишь из ребра одного явить!


И долго б жили бы они


Дивясь на дивный этот сад


И на красивый водопад


И на расвет и на закат


И каждый миг бы был как вздох


Но любопытсво проявив


Открыла Ева новый вкус


Змеи поддавшись на искус.


И с тех времен мы ищем рай


Здесь и сейчас доступен он.




era_elto
30 май, 2018 15:41 (UTC)
Подсчет баллов
+ 3 балла за второй комментарий.
(без темы) - zamok_v_lesu - 31 май, 2018 11:04 (UTC) - Развернуть
(без темы) - sindy11 - 31 май, 2018 11:16 (UTC) - Развернуть
era_elto
30 май, 2018 15:40 (UTC)
Подсчет баллов
+ 5 баллов за публикацию поста, так держать!
ilanya_klirik
30 май, 2018 17:03 (UTC)
- И о чем же ты хочешь со мной поговорить? - неожиданно поинтересовался Бьякко у Охотника, когда Акира ушла.
Рензо вздрогнул и удивленно взглянул на лиса.
- С чего ты взял, что я хочу с тобой о чем-то говорить?
Хранитель Инари усмехнулся и поднес трубку к губам.
- Порой людские лица говорят гораздо больше, чем сами люди.
Нависла неловкая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием керосиновой лампы на столе.
- Если честно, я до сих пор не понимаю, что я здесь делаю, - Рензо как-то неопределенно пожал плечами.
Лис хитро прищурил глаза.
- Точнее, ты сомневаешься, как себя вести… Ты считаешь нас, кицунэ, своими врагами и думаешь, что мы к вам должны относиться так же. Но это не совсем так… - Бьякко выпустил струю дыма.
- Почему же? Разве вы не нападаете на людей? Разве вы не мстите Охотникам за погибших сородичей?
- Не путай нас, служителей Инари, с Дикими. Мы разные, и мотивы поступков у нас разные. Они полны злобы на себя, не сумевших подняться, на нас, сделавших это, и на вас лишающих их права на существование.
- Снова эти Дикие и служители Инари! - начал закипать парень. - И вы туда же. Как будто я не знаю, что все вы одного поля ягоды! Обманщики, убийцы…
Бьякко улыбнулся одними уголками губ и слегка наклонил голову; это заставило Рензо осечься и замолчать.
- Скажи мне, - начал он на удивление спокойно, - много ли ты знаешь о служителях Инари? Скольких ты встречал на своем пути?
Парень растерянно оглядел лиса, но ничего не ответил.
- Вижу, не знаешь, что сказать… - Лис постучал ногтем по трубке. - Хорошо, поставлю вопрос иначе. Что ты думаешь об Акире? Способна ли она на то, о чем ты говоришь? Скажем, на убийство.
- На убийство… - эхом повторил Рензо.
Он эту девушку-кицунэ знал совсем недолго. Подумаешь, месяц. За такое время невозможно узнать все о ком-то, будь то человек или екай. Если бы ему задали этот вопрос месяц назад, он бы без колебаний ответил — да, способна. И запросто сделает это, дай ей шанс. Но сейчас он сомневался. Умом он считал, что она — жестокий зверь, не знающий сострадания; она - его враг, которого ему поручили убить… а он не смог этого сделать. А почему? Посчитал, что она достойна спасения? Душа дала слабину? Наверное. Ведь именно в этой самой душе сейчас зарождался другой ответ — нет, Акира не способна на подобное. В голове настойчиво всплывало восторженное лицо девушки, впервые увидевшей небоскребы Токио, попробовавшей с десяток разных сладостей в торговом квартале, наблюдавшей за грандиозным салютом над ночным городом… Он вспомнил, как она искренне переживала за потерявшего родителей мальчика и как прослезилась от счастья, получив от прохожего рожок мороженного в подарок. Тогда она была обычной девушкой, которая стремилась познать мир вокруг, хотела общения и готова была дарить счастье другим.
- Сомневаешься, - удовлетворенно протянул Бьякко, вырывая его из размышлений, и кивнул каким-то своим мыслям.
- Все-то вы знаете, - вздохнул Рензо и отвел взгляд в сторону.
- А ты увиливаешь от ответа, потому что понимаешь — я прав. Люди бывают разные — хорошие и плохие, добрые и злые. С нами, лисами-оборотнями, все то же самое. Понимаешь, злу подвластны все, и добру тоже. Это закон мироздания.
- Мои предки сотни лет до меня занимались охотой на кицунэ, - тихо произнес парень. - Мы издавна считали их порождением злых сил, и поэтому боролись с ними как могли. Они убивали наших детей, родителей, братьев и сестер, обманывали людей, и мы считали себя обязанными защитить себя и своих сородичей. А сейчас вы говорите, что это все было ложью…
- Мир меняется — меняются и его обитатели. Знаешь, я на этот конфликт любуюсь уже не одно столетие. Я знаю, с чего он начался и почему продолжает набирать обороты. Но, к сожалению, я не в состоянии с этим что-либо сделать, сколь бы силен я не был. Люди и кицунэ утратили веру друг в друга. И вернуть эту веру можете лишь вы сами.
ilanya_klirik
30 май, 2018 17:03 (UTC)
- Хотите сказать, что сейчас я должен бросить все моральные устои и культурные ценности моего рода и воспылать верой в своих врагов? - рассердился Рензо.
- Я хочу сказать, что ты боишься сделать шаг вперед. Объясни мне: даже узнав такую правду, почему ты продолжаешь жить своим прошлым? Твоя жизнь — здесь и сейчас, а не за сотни лет. Так и живи здесь, в настоящем, и поступки совершай, не опираясь на давние ошибки. Конечно, учится на опыте своих предков можно и нужно, но у тебя и своя голова на плечах есть, разве я не прав?
«Прав же, - скрипнул зубами Рензо. - Как бы не было тяжело это признавать...»
- Бьякко-сама, - послышался тоненький голосок из коридора. - А можно мне взять у вас пару книжек про Эдо?..
- Бери, милая, - мягко отозвался лис, откинувшись на своем кресле. Похоже их с Рензо разговор на этом был закончен.

Edited at 2018-05-30 17:06 (UTC)
(без темы) - yaninaorlova - 30 май, 2018 20:15 (UTC) - Развернуть
yaninaorlova
31 май, 2018 05:15 (UTC)
Мое знакомство с Дмитрием было не самым дружелюбным. Он лежал на больничной койке и враждебно смотрел на каждого, кто входил к нему в палату.
-Вы кто? Зачем вы пришли? Вы врач?
- Добрый день. Да, в некотором смысле я врач. Я психолог. А пришла я к вам, потому что меня попросила ваша семья.
-У меня нет семьи. Это вам понятно!
-Понятно. Тогда я скажу, что те люди, что еще не давно были вашей семьей, просили меня зайти к вам и передать, что они очень вас любят.
- Любят? Они? Да вы смеетесь надо мной. Пользуетесь тем, что я не могу пошевелиться и швырнуть в вас чем – нибудь, потяжелее.
-Согласна, пока вы это сделать не можете, но скоро…
-Скоро я сдохну, как брошенная в подворотне собака и никто, никто из моей. так называемой, семьи даже не придет, чтобы похоронить меня.
- А вы действительно хотите умереть или это огромное желание отомстить своим домочадцам?
-Не лезьте не в свое дело.
-Простите, но это так раз мое дело. Без причины появления болезни нет и лечения.
-К черту ваше лечение и вы тоже. Мне ничего не нужно. Мне никто не нужен. Я один. Был один, жил один и умру тоже один.
- А знаете, Александр, вы полностью правы В момент рождения мы одни и умирать нам приходится тоже в полном одиночестве. А вот живем мы среди тех людей, которых сами выбрали, впустили в нашу жизнь, дали им ключи от всех дверей. Тогда почему нас удивляет, что со временем мы не можем их выгнать…
Впервые за последние двадцать минут этот, еще крепкий с виду сорокалетний мужчина, посмотрел мне прямо в глаза. Смотрел он так, словно увидел приведение – расширенные зрачки и частое моргание глазами свидетельствовало о том, что услышанная им информация явно выходила за рамки его понимания.
Сутки назад он стоял у себя в кабинете и руководил. Для него не существовало слово «не могу». «Должен» – вот его слово.
Он должен быть хорошим сын, идеальным мужем, заботливым отцом, строгим начальником. Он должен быть таким! И он был.
А теперь он здесь, в больнице.
Жуткая боль пронзает его тело, не давая ни малейшего шанса пошевелиться.
- Дайте мне обезболивающее и я пойду домой. Больше мне ничего не нужно.

Как много ему было нужно, чтобы, наконец-то, жить, просто жить, жить здесь и сейчас и не ради кого-то или во имя чего-то, а просто ради себя.
Но, времени у него оставалось очень немного. Совсем немного.
Скоро медсестра сделала укол и маска боли и ожесточения упала с лица. Он лежал спокойно и смотрел в одну точку.
- Вы серьезно думаете, что я ничего не понимаю? Вы действительно решили, что в сорок три года я был готов принять то, что должен умереть уже через… через пару недель?
В голосе не было страха, не было печали.
-Вы и правда думали, что вот просто зайдете ко мне в палату и начнете нести свои проповеди, «переосмысли, опомнись, жизнь одна» и да, к вашему сведению, она чертовски коротка.
-Признаюсь, что вы практически все угадали, Александр. Мне действительно хотелось поговорить с вами именно о вашей жизни, о ее значимости для вас и значимости вас в вашей собственной жизни.
- Мне осталось жить меньше месяца. И что, по вашему, я должен сделать, залиться слезами и признать, что все, что я столько лет делал, оказалось никому не нужным? Тогда зачем я так жил? И вот, две недели до финала, и тут я перерождаюсь: «О, оказывается, это была не моя жизнь, мне нужно было жить иначе» Иначе это как, доктор? Но главный вопрос, когда мне это сделать?
- Прямо сейчас, здесь и сейчас. Пока вы лежите на этой постели и находитесь в этой больничной палате. Пока к вам подключены эти мониторы. Именно сейчас, когда вы понимаете, что скоро вас не станет. Именно поэтому дайте себе шанс быть собой. Другого времени у вас уже не будет.
***
Я не смотрела на часы, но когда выходила из палаты, кажется, солнце только стало появляться над линией горизонта. И с каждой минутой эта линия становилась все больше и больше.
Только линия на мониторе была уже не измена.


Edited at 2018-05-31 05:22 (UTC)
luisa_sp
31 май, 2018 06:40 (UTC)
Подсчет баллов
+ 1 балл за четвертый комментарий:)
(без темы) - sindy11 - 1 июн, 2018 09:23 (UTC) - Развернуть
bocharov_const
31 май, 2018 19:46 (UTC)
Здеся и Чичас
Петербург, я вернулся! Я не виделся с тобой, город моей юности, 20 лет! Только вдуматься – 20 долгих лет! И вот - я вернулся! Вернулся к твоим набережным и площадям. К зеленой прохладе парков и к ослепительному блеску чешуйчатой ряби Невы.
Но я не узнаю тебя. Кругом высоченные громады из стекла и бетона, тугие петли дорожных развязок и потоки иностранных авто. Только мой институт остался прежним. Таким же обшарпанным, с потеками бледно-салатовой краски, каким он был тогда, в 98-м. В тот день, когда я, с синенькой корочкой диплома в кармане, глотал горький дым прощальной сигареты на его стертых ступенях.
Странное дело, несмотря на современную застройку, улочки Петроградской стороны, кажется, стали еще более извилистыми, узкими и запутанными. Нырнув «за спину» институтского здания, я поблуждал между лотками и развалами Сытного рынка, которые, по-моему, за эти годы стали еще гаже, и… заблудился.
Середина дня, кругом народ шныряет, слепят глаза отблески стеклянных громад, а я стою, баран-бараном, и не пойму – где я. Оглядываюсь растерянно и, в двух шагах позади себя, замечаю стенд с картой района. Ставлю на тротуар чемодан, упираю палец в большую красную точку. Бормочу: «Так-так. Я здесь. И сейчас…» Палец скользит по жирному пластику стенда, стремясь по извивам переулков добраться до спасительной стрелы Каменноостровского проспекта. И вдруг, сквозь гомон толпы, слышу писклявый голос:
- Он назвал формулу?
- Да, коллега, вы не ослышались. Именно по этой причине мы с вами здесь, - ответствовал не менее писклявый, но, при этом, исполненный достоинства, другой голос.
Оборачиваюсь в недоумении, и вижу: на моем чемодане, плечом к плечу, примостились два маленьких человечка. Одеты странновато для жаркого летнего дня – черные узкие брюки, фраки, белоснежные рубашки. Грязные китайские кеды. А на голове у обоих – сувенирные «капитанские» фуражки.
Ростом эти люди были с полметра. Один из них носил щегольскую бородку-эспаньолку, другой был гладко брит. Более удивительных персонажей я в жизни не видел. Но, поразительно! – толпа обтекала нас, не обращая ровно никакого внимания на нашу живописную компанию.
- В чем дело, ребята, - спросил я колоритную парочку, присаживаясь на корточки перед чемоданом.
- Сударь, вы произнесли магическую формулу, - пропищал один из них.
- Друзья, вы из цирка, что ли?
- Какого еще цирка?! – обиделся Эспаньолка, - мы – Хранители!
- Хранители чего? – удивился я.
- Хранители Настоящего, - отвечают.
- А вы - вы произнесли магическую формулу – «Здесь и сейчас».
- Да ее все твердят, кому не лень. Закусит очередной прорицатель мухоморчиком, и давай вещать вашу формулу по сто раз на единицу экранного времени. А что-то я не слышал, чтоб к ним карлики являлись.
- То вещание от лукавого, а вы с чувством сказали, - не согласился со мной Безбородый.
Эспаньолка жестом прервал его:
- Коллега, оставим прения!
И мне:
- Сударь, позвольте представиться. Я – Здеся, мой коллега – Чичас. И мы здесь и сейчас - слова магической формулы он произнес с особым нажимом и гордостью - для того, чтобы оградить вас от пагубы погружения в прошлое и от воспарения в высь будущего. Только настоящее, только здесь и сейчас (вновь – гордость и нажим).
Как часто бывает после пафоса напыщенных речей, повисла тягостная пауза. Я прервал ее:
- Ну, ладушки. Пошутили – и будет! А теперь - расход. Пока-пока!
Я попытался стряхнуть карликов с чемодана.
- Мы вас проводим! – с энтузиазмом вскричал Чичас (бывший Безбородый), вскакивая.
- Я уж как-нибудь сам, - попытался ускользнуть я, - у вас – свои дела, у меня – свои.
- Ни в коем случае! Ни в коем случае! – горячо возразил Здеся (экс-Эспаньолка), - наше дело – Хранить вас.
bocharov_const
31 май, 2018 19:47 (UTC)
Здеся и Чичас (окончание)
Вот так и вышло, что дальше я пошел по городу в сопровождении небольшого, во всех смыслах, эскорта. Пытаясь избавиться от хвоста, я то ускорял шаг, почти переходя на бег, то сворачивал в подворотню. Бесполезно. Здеся и Чичас следовали за мной, как приклеенные.
Постепенно я, смирившись с сопровождающими, отвлекся, стал глазеть по сторонам. Да и кварталы вокруг пошли такие, какими я их помнил со студенчества. Вон то кафе, где я познакомился с Любкой. Ох и сладкой она оказалась, оторва! Я улыбнулся теплой волне ностальгии, ласково сжавшей сердце, и вдруг… «А-а-а-а! - Черт!» - резкая боль пронзила мою правую ступню. Это Здеся, с разбегу, прыгнул на нее.
- Ты чего, бандюган?! – выдавил я, смаргивая злую слезу.
- Вы покинули действительность, окунувшись в прошлое, - последовал безапелляционный ответ, - только настоящее, только здесь и сейчас!
Хромая, я продолжил путь. Мечтая о том, чтобы избавиться от этих зануд, становящихся опасными.
Мечтая? «А-а-а-а-а-а!» - на левую ступню приземлился Чичас:
- Мечтать нельзя! Мечты уводят от действительности! Только здесь и сейчас.
Рассвирепев, я попытался поколотить Здесю с Чичасом. Но эти подлецы ловко уворачивались и беспрестанно хихикали: «вот теперь – вы здесь и сейчас!»
Тогда я сменил тактику. Сделав вид, что смирился, я двинулся по тротуару. В это время к остановке подходил трамвай. До него было всего каких-то метров сорок – пятьдесят. И я, превозмогая боль в отбитых ногах, рванул к нему. Карлики бросились мне под ноги. Я не удержался, и… проснулся.
«Сапсан» сбрасывал скорость – мы вкатывались в жаркие и немного дымные объятия Московского вокзала.
«Проклятие! И зачем только я надел в дорогу эти новые узкие туфли!» - подумал я и заковылял к выходу.
yaninaorlova
31 май, 2018 23:18 (UTC)
Re: Здеся и Чичас (окончание)
Подсчет баллов

+1 балл за пятый комментарий
ivan_malinin
31 май, 2018 19:56 (UTC)
«ANEW»

На Башне Колибри, самом высоком небоскребе Мун-Сити расцветала красками всевозможная голографическая реклама – продажа сетевых товаров, адвокатские конторы, крупный бизнес, все сферы промышленности, лунные и марсианские корпорации. Круглые лунные сутки голографические изображения крутились в электронном экстазе, привлекая внимание потенциальных клиентов к той или иной информации. Чему-то уделялось меньше времени, чему-то больше, потому и информация мелькала то со скоростью несущегося потока гравитранспорта, то, наоборот, временные рамки «товара» могли содержать до получаса чистого времени. Правило того, что хорошему товару реклама не нужна, ушло в прошлое так же, как Земля. Теперь то, на чем делались колоссальные состояния и рекламировалось чаще, чем все остальное. Среди таких лидеров рынка была и корпорация «Энью», чей рекламный голо-ролик запустился сейчас на высоту в добрых пятьдесят этажей.
За несколько минут до этого в соседнем здании подошло к концу совещание совета директоров компании «ОпенВэй». Реально присутствующие удалились через стеклянные двери, а виртуальные коллеги просто отключились. Новые договора были подписаны, путь на будущее намечен – дальнейшее освоение планет солнечной системы. Также избрали и следующего главу «нового пути» - подающего большие надежды, амбциозного Валента Сайка, до этого – первого помощника старого директора. Они вдвоем последними вышли из зала и поднялись на лифте на крышу, проводить остальных.
Старого главу «ОпенВэй», а ныне - считанные оставшиеся дни – просто человека звали Ян Стромб. Час назад он был главным человеком в Системе, занимающимся освоением новых планет. А теперь, выйдя на крышу, под гул рек и ручьев летящего в темном небе транспорта, провожая взглядом людей, с кем работал всю жизнь, он стал почти мертвецом. Почти – потому-что до реальной смерти было несколько дней. Два-три. А может и того меньше. Смотря как пройдут необходимые приготовления.
- С давних времен люди мечтали о бессмертии! – заговорил вдруг приятный голос – напротив крыши началась реклама, перекрываемая корпусами взлетающих гравиавто.
- И вы живете в то время, когда эти мечты отчасти стали явью. – прошептал Ян. Молодой старик знал эту рекламу наизусть.
- И вы живете в то время, когда эти мечты отчасти стали явью – продолжал голос с Башни Колибри. Калейдоскоп изображений – сотен жизней, сжимающийся и превращающийся в слова. «Энью. Начни заново» на белом светящемся фоне.
- Все те мгновения, когда вы хотели сделать что-то, совершить что-то, но боялись, упустили момент, время, свой шанс, данный вам судьбой всего раз. Фраза «Прошлого не исправить» имеет смысл лишь здесь, в жизни. Но не после. Мы поможем вам вернуться к переломным моментам ваших жизней. Любой точке, определяющей нынешнее ваше существование. Хотите все изменить? Измените! Хотите начать заново? Дерзайте! Окажитесь в прошлом и не побойтесь сказать то, что боялись, не вслух, но – самому себе: «Здесь и сейчас!». И желания станут реальными!
Голограммы жизней – городских идиллий, историй любви, полетов в космос, головокружительных карьер – сменяли одна другую на фоне логотипа «Энью». Слова «Здесь и сейчас!» словно отпечатались на фасаде здания, на стекле и металле. Отпечатался их свет и на сетчатке глаз тех, кто смотрел рекламу.
- Энью. С нами вы проживете свою вторую жизнь. Свою лучшую жизнь.
Ян и Валент, просмотревшие ролик, не уступающий по красоте лучшим сетевым фильмам до конца даже не заметили как остались на крыше одни, вместе с ветром и световыми маяками посадочных площадок.
- Мистер Стромб, сэр? Вы уже сделали свой выбор?
ivan_malinin
31 май, 2018 19:58 (UTC)
- Неудивительно, что они на высоте. В прямом и переносном смысле, - Ян Стромб кивнул на Башню, где уже транслировалось что-то другое. – Они сделали деньги на том, что человеку всегда было нужно. Продолжать жить. Исправить свои ошибки. Воспользоваться вторым шансом.
Валент только молча кивнул. Бывший глава компании всегда видел самую суть вещей.
- А на твой вопрос, мой мальчик, ответ: да, сделал. Сейчас, на грани смерти, вспоминая всю свою жизнь, я понял, что выбор очевиден. Понял, где дорога превратилась в развилку. И я пошел по одному пути, выбрал умом, но не сердцем.
- Здесь и сейчас, сэр? – Сайк повторил слова рекламы.
- Да, мой мальчик. Когда-то, давным-давно, я не сказал этого самому себе.
- Что же это будет, сэр? Откуда… Точнее, куда вы захотели вернуться? Луна? Марс? Что это будет за время?
- Время… Время чего-то прекрасного, Валент. Прекраснее, чем полностью терраформированная планета… А место… Это место сделало нас теми, кто мы есть, Валент. Я имею ввиду всех людей.
Они направились к лифту.
- Земля, - прошептал новый директор «ОпенВэй» с тем выражением, с каким произносят вещи, о которых знают только понаслышке. – Земля, - произнес он громче.
Ян только кивнул, слабо улыбнувшись.
- Земля до экологической катастрофы. Время моей молодости, мой мальчик… Ты знаешь, я рад… Рад, что наше дело остается в таких руках. В твоих руках. Ты стал мне сыном, которого у меня никогда не было…
- Но будет?..
Ян снова только улыбнулся…

…Разговаривая, они последними вышли из кафе. За их спинами ярко вспыхнула надпись: «Закрыто», озарив красным светом летящий в глаза снег. Высотки Нью-Йорка, подпирающие небо, подавали им пример: город выставил вперед ладонь с пальцами из стекла и бетона, защищаясь от ветра и метели. Парень и девушка поступили также, и, прикрываясь импровизированными маленькими щитами, поспешили к метро, умудряясь разглядывать по пути улицы и переулки, погрузившиеся в вечерний холод. С ним боролось тепло окон низкорослых жилых домов, где, наверное, садились ужинать, и огромных великанов – офисных зданий, где на работе задерживались допоздна. А в какой-то момент, проходя мимо одной кривой улочки, они заметили вдалеке, в конце ее огонь настоящий – должно быть, бездомные грелись у пламени, что полыхало в ржавых бочках. По обледенелой тротуарной плитке они скользили дальше, мимо потока светляков-машин, в котором неуклюже ворочались большие жуки-автобусы, мимо таких же прикрывающих лицо шарфами парочек и одиноких прохожих, спешащих домой, или наоборот – в свежесть искрящегося города. Мороз словно оживлял его. Все, что днем под нависшими над плоскими крышами тучами выглядело уныло и серо, теперь оживало. Рекламные вывески и неоновые огни, свет фар и экраны мобильных телефонов, стекло остановок и столбы фонарей – все они включились в новый раунд бесконечной игры без победителей и проигравших. А они, зрители, наконец добрались до подземки и почти вбежали в подземное царство, откуда дохнуло теплом и гулом поездов. Засмеялись. Он вдруг развернул ее к себе, держа за локти, ее волосы в снегу метнулись из стороны в сторону, сбрасывая снежинки. Она улыбнулась ему. Она ждала того, чего он почему-то никак не мог произнести. «Ну же.Скажи это здесь и сейчас…».
- Ян Стромб, - она легко ударила его ладошкой, - вы знаете, что вам очень идет…
- Я люблю тебя, Мэг. И эту жизнь я хочу провести с тобой.
Упустив свой поезд, они закружились в поцелуе.



Edited at 2018-05-31 19:58 (UTC)
(без темы) - yaninaorlova - 31 май, 2018 23:19 (UTC) - Развернуть
(без темы) - bocharov_const - 1 июн, 2018 20:43 (UTC) - Развернуть
Константин Негода
31 май, 2018 23:50 (UTC)
Вся наша жизнь, это мечты и воспоминания. Ускользающий момент настоящего поистине таинственный. Это неуловимое чудо, которое как тень, всегда рядом, но при этом никогда нам не принадлежит. Все события в нашей жизни происходят где-то и когда-то. Но не это их определяет. Только любовь вырывает их из контекста и делает жемчужиной биографии.

Здесь и сейчас. Место и время. Вариации этих колон бытия создают неповторимый рисунок судьбы.

Там и тогда. В парке на скамейке сидит пожилой мужчина. Все погрузилось в желтый сон октября. Его неподвижный взгляд не задерживается на картине осени. Он устремлен туда, где она была еще рядом. Как это было давно. Нужно было тогда подойти к ней и без всяких высокопарных изворотов сказать, что люблю ее. И все бы было по-другому.

Там и сейчас. Она уехала учиться в Европу. Этот мучительный месяц тянулся целую вечность. Когда мы созванивались, она всегда смеялась и говорила, что все будет хорошо. А на своих новых фотографиях она была прекрасна. Но уже немного чужой. Нет, так дальше продолжаться не может. Все рушится и для этого ничего не нужно делать. Просто ничего не делать. Я беру телефон и набираю ее номер.

Там и потом. Мы уже давно встречаемся. У нас все хорошо. Поначалу как-то болезненно стоял вопрос о свадьбе. Но потом эта тема перестала подниматься. Через месяц мы улетаем в Париж. Это ее розовая мечта. И там я ей сделаю предложение. Колечки уже куплены.
Главное, чтобы она не догадалась.

Здесь и тогда. Вот эта скамейка. Двадцать лет пролетели пулей. Здесь она меня провожала в армию. Слезы и крепкие объятия, друзья и песни под гитару на перроне, голова шла кругом. Я тогда впервые почувствовал себя настоящим мужчиной. И как мне тогда казалось, сантиментам, в такой важный момент, места быть не должно. А все, что нужно было ей тогда сказать, так это то, что люблю ее. И она меня непременно дождалась бы. Но этого не произошло. И все стало, как стало.

Здесь и потом. Мы коллеги по работе. Мы тайные любовники, но об этом знает весь коллектив. На следующей неделе наша компания будет отмечать очередной свой день рождения. Вот на этом празднике я и сделаю ей предложение. А для усиления эффекта я уже приобрел билеты в свадебное путешествие.

Здесь и сейчас. Любовь это большое сокровище дарованное человеку. Ваша жизнь как песочные часы, два хрупких сосуда связанных невидимой нитью времени. Эта нить связала вас, ваши судьбы . А сегодня ваши сердца заключают союз биться рядом неразрывно на всю последующую жизнь. Перед тем как официально заключить ваш брак я хотела бы услышать является ли ваше желание свободным, искренним и взаимным, с открытым ли сердцем, по собственному ли желанию и доброй воле вы заключаете брак?
Прошу ответить вас жених: да
Прошу ответить вас невеста: ….

yaninaorlova
1 июн, 2018 09:13 (UTC)
Подсчет баллов

+1 балл за седьмой комментарий.
Спасибо) все,что мне так было нужно, именно ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС))

Edited at 2018-06-01 09:14 (UTC)
(без темы) - sindy11 - 1 июн, 2018 09:45 (UTC) - Развернуть
dingoblues
1 июн, 2018 04:57 (UTC)
Забавно, насколько мы привязаны к своему прошлому. Держимся за него, как воздушный шарик за веревочку в руке маленькой девочки. И все ждем-ждем, что девочка возьмет да загадает свое заветное желание, выпуская шарик из пальцев в синее небо. И что тогда шарику-то?
Лететь. Помимо своей воли.
Мне казалось, что эта веревочка от шарика моей жизни всегда была у Никиты. Я вручила ему этот шарик, может быть, сразу, как мы познакомились – две белобрысых крохи.
Зима. Какой-то очень холодный декабрь накануне Нового года. Мы все закутанные в шарфы чуть ли не по глаза. Папа крепко держит меня за руку, вокруг народу тьма тьмущая, я кручусь, как юла, на месте и все дергаю и дергаю папу:
- Ну когда мы уже пойдем? Ну пойдем уже!
Папа высматривает кого-то в толпе. Говорит мне своим всегдашним едва-едва слышным голосом – как я его расслышала-то среди всей этой толкотни тогда? Или ничего он мне не говорил, а это память досочинила? Говорит он мне (в моем реальном прошлом или в моем прошлом придуманном):
- Мы кое-кого ждем. Не торопись.
- Опоздаем! Опоздааааем!
- Не опоздаем, золотко, не беспокойся, - слышу мягкий, нежно-вкрадчивый и тогда еще совсем-совсем незнакомый певучий женский голос из-за плеча. – Вообще ни о чем не беспокойся – никогда. Здесь и сейчас – мы всегда вовремя.
- Эль, наконец-то! – все-таки ловлю в папином невыразительном голосе нотки легкого раздражения. – Холод собачий.
- Разве? В такси было вполне комфортно, мой дорогой. Где это вы успели замерзнуть?
- Мы договорились встретиться двадцать минут назад – самое позднее. А на самом деле…
- Ах, это, - высокая красивая женщина не скрывает улыбки. – Ты постоянно беспокоишься о пустяках, мой дорогой. Видишь, это плохо влияет на твою дочь, она тоже начинает беспокоиться, это никому не пойдет на пользу. Кстати, пришло время нас представить, ты не находишь?
Мне кажется сейчас, что весь мой маленький зимний мир сошелся своими блистающими лучами на лице этой женщины. А она ласково коснулась моей щеки и добавила, глядя мне прямо в глаза, но обращаясь все еще явно к папе:
- Впрочем, сама. А то испортишь мне еще такой прекрасный момент.
И тут я услышала еще один голос. Детский.
- Ма, мы реально опаздываем. Пропустим самое интересное – как Серый Волк украдет Снегурочку. А все потому что ты никак не могла решить с цветом помады. – И тут я почувствовала, как на моей руке, которая лежала в руке отца, на самом запястье, сплелись крепкие теплые пальцы: - Меня зовут Никита, тебя зовут Лиза, пойдем смотреть это дурацкое представление.
И папина рука выпустила мою в тут же момент, а маленький мальчик Никита решительно потащил меня за милицейские ограждения у входа в высокое здание, протягивая контролеру два билета на новогоднюю елку.
- Откуда ты знаешь, как меня зовут? – только и успела спросить я.
- Вот почему девчонок вечно интересуют всякие глупости, а? Ну знаю и знаю. Я много чего знаю. Твое имя – не самая большая тайна.
- Да вообще тайна, но…
- Ты какую новогоднюю сказку больше всего любишь? – Никаких «но» дослушивать он не хотел.
- Я… Ну… «Снежную королеву», наверное.
- Что, серьезно, тоже побежала бы спасать этого бестолкового Кая? – тут я впервые взглянула ему в глаза, в синее-синее, бесконечно синее небо, хотя вряд ли я тогда так об этом подумала, но теперь мне кажется, что именно так.
Взглянула ему в глаза и ответила, ни секундочки не подумав…
Хотя нет, вру. Понятия не имею, что бы я ему тогда ответила, потому что такого вопроса он мне не задавал.
yaninaorlova
1 июн, 2018 09:15 (UTC)
Подсчет баллов

+1 балл за восьмой комментарий. :)
(без темы) - dingoblues - 2 июн, 2018 03:29 (UTC) - Развернуть
(без темы) - sindy11 - 1 июн, 2018 09:45 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dingoblues - 2 июн, 2018 03:27 (UTC) - Развернуть
(без темы) - bocharov_const - 1 июн, 2018 20:42 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dingoblues - 2 июн, 2018 03:27 (UTC) - Развернуть
(без темы) - sindy11 - 2 июн, 2018 07:35 (UTC) - Развернуть
miradella
21 июн, 2018 20:16 (UTC)
Вне конкурса
Здесь и сейчас – встань и иди,
Оставь в сторону обиды.
Кого надо простить – прости,
А все остальные пройдут мимо.

Кто захочет – тот будет рядом,
Даже если покроешься ты коростой,
Если руки не будут гнуться
И едва будет для тебя невкусной.

Если потеряешь ты смысл жизни,
То помни, человек дорогой мой.
Те, кто придут к тебе, молча,
Те и есть твоя алмазная опора.
era_elto
22 июн, 2018 08:39 (UTC)
Re: Вне конкурса
Принято )
( 41 слово — Сказать )

Профиль

writing365
Ни дня без строчки
- Сегодня ты писал?

- Да.

- Значит, сегодня ты - писатель.

(с) Джулия Кэмерон, "Право писать"

Метки

Разработано LiveJournal.com